В досье Кучме, Путину и Лукашенко [Утробный геноцид русских // Экономическая газета. -- М., 2001. №13, с. 5]

2000 год продолжил катастрофический характер демографических процессов в сегодняшних русских государствах. На одного родившеегося там сейчас уже приходится 1.5 - 2 умерших. Украина в юбилейном году - общепризнанный планетарный лидер по вымираемости. Минус 8 промилле!

Но это ещё “цветочки”.

Какой грандиозный популяционный обвал ожидает Россию, Украину и Белоруссию через 12 - 20 лет! Когда в детородный возраст вступят малочисленные поколения восточнославянских женщин, которые родились в 1990-е гг. Вымирание “русичей” пойдёт тогда “семимильными шагами”.

Социально-стимуляционные факторы кардинально ситуации не переломят. Единственный продуктивный выход из русской демографической катастрофы - запрещение (за исключением отдельных медицински, социально и популяционно обусловленных случаев) абортов!

Искусственные прерывания беременностей и на сегодняшний день, в отличие от Запада и (в какой-то степени!) даже Польши, является главным элементом т. н. “планирования семьи” во всех 3-х восточнославянских государствах. Исчезновение же (вследствии парламентских законов, президентских указов или каких-либо других актов) на территориях Украины, РФ и Белоруссии такого важного “регулятора” демографических процессов (сейчас среднестатистическая “русичка” за свою жизнь осуществляет около 5 абортов!) автоматически и резко (минимум на 20-летие!) увеличит рождаемость в стране.

Мало кто (особенно после налаживания в восточнославянских государствах нормальной гражданской дисциплины) из нынешних специалистов по прерыванию беременностей “уйдёт в подполье”. Криминальные аборты, конечно, будут, но их число окажется незначительным в сравнении с теперешним многомиллионным антирусским “утробным” геноцидом.

Поведенческая инерция среднестатистических российских, украинских и белорусских семей (особенно вне столиц!) такова, что предлагаемое антиабортное законодательство само по себе существенно не уменьшит величину оплодотворяемостей внутри данных ячеек общества. Для решительного же большинства желающих осуществить в новых условиях нелегальный аборт, не хватит “мощностей” криминальной медицины.

Нечто подобное имело место в Румынии 1960-х - 1980-х гг. Запрет абортов там имел колоссальный эффект. Он не привёл (как справедливо подметили демографы) к планируемому Н. Чаушеску постоянному высокому естественному приросту волошского населения. Однако, при “незапретном варианте” эволюции румынских демографических показателей тех лет, в этой стране имел бы место т. н. “нулевой” популяционный рост уже 30 лет назад.

Показателен в данном аспекте пример Польши.

Зразу же после развёртывания бальцеровичевских реформ, Л. Валенса и кардинал Ю. Глемб добились принятия сеймом антиабортного закона. Ибо и “Речьпосполитая” испытала на себе в нач. 1990-х гг. существеннейшую социально-экономическую “напряжёнку” и, как следствие, тенденцию к заметному сокращению естественного прироста населения.

Результат сеймового запрещения искусственных прерываний беременностей не преминул принести эффект. “Полония” оказалась единственным (помимо Словакии) пост-СЭВовским центрально-восточноевропейским сообществом, сохранившим позитивную (по меньшей мере - “нулевую”) демографию. И это при том, что уровень абортов на 1000 поляков был до 1990-х гг. в 2 раза ниже, чем аналогичный показатель среди русских (белорусов, украинцев и великороссов)!

Подобный запрет на Руси вызовет, естественно, бурную истерию западных и компрадорских “отечественных” СМИ, а также разного рода квази-демократов. Однако все они и не “заикнулись” в своё время по поводу такого же законодательства Польши. Для “правочеловеков” вымирание нации “империи зла” повидимому “естественный” процесс. Возмущаться же принудительными мерами по предотвращению депопуляции “свободолюбивых” лехитов для завсегдатаев либеральных тусовок - было “неактуально”.

Само собой разумеется, что русское антиабортное законодательство приведёт (как было и в Румынии, и в “Полонии”) к росту показателя смертности (вследствии общего увеличения криминальных прерываний беременностей) женщин ранне-детородных возрастов. Однако, достаточно долговременный всплеск рождаемости многократно превзойдёт данный популяционный урон.

Запрет абортов ещё в конце лета 1993 г. (после первых сведений о демографически-провальном тогдашнем 1-м полугодии) пропагандировали такие весьма умеренные патриоты, как В. Аксючиц и М. Астафьев. Кремль и “Белый дом” данную рекомендацию недальновидно проигнорировали, увлёкшись (дошедшей в октябре до крови) взаимной междуусобицей.

Характерно в этом плане “обращение к общественности” Е. Боннэр в последних числах сентября того же, 1993-го, года. Среди разнообразнейших своих “филиппик” сия “метресса русофобии” призвала народ “этой страны” к “повсеместному сокращению рождаемости”. И это после того, как было уже известно о полупроцентном вымирании населения РФ за тогдашние январь - июнь. Сама то ведь Елена Георгиевна произвела же в своей жизни на свет троих детей!

Прими 7 лет назад руководство России, Украины и Белоруссии предложение В. Аксючица, мы бы избежали нынешнего демографического провала. Последний ещё весьма существенно для “русичей” со временем “выйдет боком”.

Леонид Данилович, Владимир Владимирович, Александр Григорьевич!

Запрещение абортов - единственный на нынешнем этапе нашей жизни реальный способ предотвратить гибель (или в лучшем [?!] случае - постепенное превращение в “ничто”) восточного славянства.

Comments