"Импичмент" по казацки! (340 лет лишения "булавы" И. Выговского) [ Импичмент по казацки. 340 лет назад гетман И. Выговский был лишён булавы // Экономическая газета. - М. - 1999. №38, с. 7 ]

Прошедшие осенью 1999 г. президентские выборы на Украине почти "месяц в месяц" совпали с 340-летием похожего (хотя и достаточно отдалённо) "электорального" события в истории нашей страны.

Сентябрь 1659 г. застал Гетманщину в состоянии междоусобицы, которая длилась уже порядка 2 лет (вскоре после смерти Б. Хмельницкого) и с тех пор не ослабевала. Различные фракции казачьей старшины сталкивались между собой, затем перегруппировывались и разворачивали очередной виток гражданской войны. Относительно полонофильской коалиции И. Выговского (нового гетмана), Ю. Немирича и П. Тетери противостоял более-менее пророссийский блок И. Беспалого, И. Сирко и И. Богуна. Сторонникам последних оказывали содейcтвие остававшиеся на территории Украины отряды московитян. На 11 сентября гетман (бывший при Б. Хмельницком - генеральным писарем) созвал "чёрную" раду под Германовкой (к югу от Василькова), надеясь привлечь на свою сторону основную массу рядового казачества. Однако, данный форум имел печальные последствия для Выговского. Его заставили "сдать" гетманские булаву и бунчук. Хотя германовская "чёрная" рада и не имела столь печальных (как для А. Сомко и В. Золотаренко) последствий знаменитой (описанной П. Кулишом) нежинской 1663-го года, однако пришлось таки свергнутому гетману (четырьмя годами ранее) "верхом в одной сермяге удирать".

И это после воспетой (в очередной раз нынешним летом!) теперешними апологетами И. Выговского Конотопской сечи в июле 1659 г., якобы победоносной для Украины. Что то не вериться, что через 2 месяца после столь блестящей "виктории", победителя столь позорно "прокатят" на народном форуме! Возникает сомнение, а было ли поражение, нанесённое московскому дворянскому ополчению в пространстве между Путивлем и Конотопом, успехом украинского оружия. Именно в последнем аспекте трактовал 340-летие данного сражения ряд киевских "масс-медиа". Эти СМИ отобразили Конотопскую битву как чисто российско-украинским столкновение. Однако, соответствует ли это действительности? Были ли представители Южной и Северо-Восточной Руси (взаимные контакты между которыми были достаточно тесными (1) с кон. X и до нач. XV вв.) главными соперниками в решающей стадии боевых действий 1659 г. на просторах от Конотопа и до Путитвля? За полгода до германовской "чёрной рады" разворачивался предыдущий раунд междоусобицы (2) за "булаву Богдана". В поддержку группировки Беспалого границу Гетманщины пересекла большая (во главе с князем А. Трубецким) русская армия. Среди её различных подразделений находились и полки украинцев Слобожанщины (около 10.000 казаков), в составе которых находился, кстати, брат И. Сирко (3). Были там и другие мерефские родственники прославленного предводителя запорожцев. Определённая (неcколько тысяч человек) часть сил И. Беспалого (наказного гетмана повстанцев) сумела присоединиться тогда к царской армии. Выговский призвал на помощь польскую шляхту и крымского хана.

Последний решил использовать представившуюся "оказию" для грандиозного набега на восточно-славянские земли. Магомет-Гирей IV вовлёк в свой поход почти все крымско-татарские силы и большинство вассальных ему ногайских улусов Прикубанья и Сев. Причерноморья, что, кстати, и облегчит анти-тюркские военные действия (тем же летом) И. Сирко под Очаковым и Аккерманом. Турки, в свою очередь, прислали в помощь ханской "армии вторжения" свои артиллерийские части. Бои с русским войском в районе Конотопа завязали три оставшихся лояльными тогдашнему гетманскому правительству полка (4), насчитывавших (без гарнизона города) немногим более 20 тысяч человек. Возглавлял эту войсковую группу полковник И. Гуляницкий. Уже после начала военных действий к месту событий (с небольшой сердюкской гвардией, частью "подмоги" из Речи Посполитой и крымскотатарским авангардом) прибыл И. Выговский. Значительные же силы сохранявших ему верность групп украинского казачества (к моменту большого сражения на Северщине) противостояли (вместе с польскими отрядами) в Среднем Поднепровье главному средоточию сторонников И. Беспалого и содействующим наказному гетману "инсургентов" российским отрядам (в т. ч. и гарнизону Киева). Вскоре (неожиданно для главного московского войска) появилась под Конотопом (свернув со стороны знаменитого Муравского шляха резко на запад) и более чем стотысячная основная крымскотатарско-ногайская орда. Серия столкновений привела к гибели русского авангарда. Затем последовало деблокирование Конотопской крепости и отход московитян к Путивлю. И. Выговский (показавший себя ранее как способный чиновник и даровитый дипломат) во всей этой перипетии боёв проявил весьма безалаберные (в контрасте с Гуляницким и Магомет-Гиреем) полководческие качества. В одной из стычек он чуть не погиб, а в другой - был на грани плена. Непрофессионализм в военном деле бывшего Генерального Войскового Писаря впоследствии достаточно убедительно проявился во время очередного витка казачье-старшинской междуусобицы на Правобережье в 1664 г. (5).

Триумфатором сражения, естественно, является Магомет-Гирей. Да и свыше 4/5 людских контингентов "антирусской" стороны составляли собственно ханские силы (ногайцы и крымские татары). Конотопская битва нашла своё отображение в великороссийском позднем воинском эпосе. Историческая песнь "Гибель Пожарского" посвящена именно этому многодневному сражению 1659 г. В данном эпическом произведении врагами русских под Конотопом названы "татарове" и нек. иные этнические группы центральноазиатского происхождения. Ни запорожцы, ни "черкасы", ни кто либо из казаков в "Гибели Пожарского" вообще не упомянут. "Эпическая память" московитян отобразила лишь основного "супостата" русских под Конотопом (6). Главный герой этого произведения (князь С. Пожарский) - тогдашний воевода авангарда российского дворянского поместного ополчения. Эпос же украинцев вообще никак не отразил Конотопскую битву. Бои на северо-востоке Украины в 1659 г. явились очередным крупным эпизодом продолжительной борьбы славянского и гунно-тюркского этнических массивов. Одним из "поворотов качелей" в длительном и переменном противостоянии "леса" и "степи", в ряду которых Альта и Сновь, Сутень и Каяла, Калка и Синеводская битва, Куликово поле и Ворсклинская катастрофа, Менгли-Гиреево взятие Киева и блестящая победа М. Воротынского при Молоди, Хотинская баталия и, увы, Конотопское сражение. Украинцы (в силу специфических обстоятельств) оказались в последнем из перечисленных "эпизодов" по обе стороны противоборства.

Крымско-ногайский успех лета 1659 г. отразился бедой для всех "фракций" тогдашней Гетманщины. Огромный человеческий полон, уведённый ханским войском с территорий полков как лояльных И. Выговскому, так и оппозиционных ему, - несомненный и существеннейший ущерб Южной Руси. Этот "ясырь" и явился главной причиной падения авторитета бывшего Генерального Писаря даже среди лояльной ему части украинской казачьей старшины. Вот почему осенью того же (1659) года преемник Б. Хмельницкого под Германовкой получил "импичмент". Хотя украинским же силам и удалось в значительной степени нейтрализовать успех степняков под Конотопом и Путивлем. Запорожцы, во главе с И. Сирко, примерно в те же дни разгромили ногайские орды С.-З. Причерноморья (7). Существенная часть ханского войска (размещённого в этот момент на стыке Гетманщины, Слобожанщины и Центральной России) бросилась на юг, спасать свои улусы. Магомет-Гирей прекратил атаки на Путивль, отказался от задуманного им большого похода на Москву, а затем и совсем ушёл в степь. Конотопское сражение - несомненно отрицательное явление в истории восточного славянства. Это одно из поражений в его многовековой борьбе с кочевым тюркским миром. Присутствие на стороне степняков в этой грандиозной военной баталии части сил Южной Руси не меняет приведённой выше сути происшедшего столкновения. Аналогичное явление имело место и в знаменитой Ворсклинской битве 1399 года, 602-я годовщина которой прошла минувшим августом. Боевое содействие сторонников бывшего сарайского хана Тохтамыша русско-литовской армии в её вооружённом противоборстве с основным войском Золотой Орды также не меняет смысла и этого большого сражения конца XIV века - очередной "генеральной пробы сил" между тюркским и славянским мирами. Путивльско-конотопские бои (на современном военном языке их вполне можно было бы охарактеризовать как операцию) не являются поводом для каких-либо ликований и празднований для современной украинской общественности. Это скорее причина для траура. В память о многих десятках тысяч уведённых в крымское (а для части пленников затем и в турецкое) рабство украинцев, вследствии военного успеха Магомет-Гирея IV (с подыгравшими ему Выговским и Гуляницким) в данной битве. Поучителен, с другой стороны, сам факт отстранения "заплутавшего" лидера нашей тогдашней Гетманщины. И. Выговский был отрешён в Германовке от "булавы" в экстраординарных обстоятельствах осени 1659 г.

Сумеем ли и мы в нынешних вполне легитимно-элекционных обстоятельствах Украины сделать правильный выбор. 342 с половиной года спустя ?

1. Абакумов О. В. Три Переяслави - міграція чи аналогія утворення ойконімів // Мовознавство. - К., 1996, №2 - 3, с. 27 - 32.

2. Субтельний О. Україна : Історія. - К., 1982, с. 144.

3. Яворницький Дм. І. І. Сірко, славний кошовий отаман війська запорозьких низових козаків // Iван Сірко. Збірник. - К., 1992, с. 11.

4. Мицик Ю. Конотопська битва 1659 р. // Голос України. - К., 1995, №115, c. 11.

5. Яковлєва Т. Іван Виговський : Істина та вимисел // Київська старовина. - К., 1998, №3, с. 155 - 156. 6. Русская народная поэзия. Т. 1. Эпическая поэзия. - Л., 1984, c. 239 - 243.

7. Яворницький Дм. І. І. Сірко, славний кошовий отаман війська запорозьких низових козаків // Iван Сірко. Збірник...., с. 14 - 15.

Comments