Вост. евр-й след В-кой Сл-й колонизации Балкан VI ст-я. [В-ка сл-ка колонізація Балкан VI ст.// К. ст. — К., 2002. №5, с. 3 — 15 ; Летто-лит. етн. плацдарм В-кої сл-ї колонізації Балкан VI ст. // Slavica та baltica в ономастиці України. -- К., 1999]

Заключительными этапами Великого Переселения народов в Европе IV - VI вв. были лангобардская миграция в Италию и расселение славян (при участии западных постгуннов, балтов и прочих этнических группировок) на пространствах между Дунаем, Чёрным, Эгейским, Средиземноморским, Ионическим, Адриатическим морями и склонами Восточных Альп. В отличие от многих иных колонизационных потоков близкородственных этнических групп (испано-португальськой "конкисты" Латинской Америки, огузо-карлуко-киргизской тюркизации большей части Средней Азии, булгаро-кыпчакским проникновением к Волго-Камью и др.), антско-склавинская "инвазия" на Балканы и к долинам Дравы и Савы привела к радикальным "взаимным" метаморфозам 1 грамматических особенностей языка мигрантов (но без лингвистической ассимиляции их "автохтонами" !) из обоих "метропольных" славянских племенных образований.

_________________________________

Весомым, хотя и (наряду с гепидо-позднеготским, гунно-протоболгарским, постскифосарматским и нек. иными этническими элементами) второстепенным, представляется влияние на процесс означенной колонизации балтского (а именно летто-литовского) компонента. Остановимся же на плследнем, как на типичном среди менее влиятельных (в сравнении с антским і склавинским) миграционных элементов балкано-драво-посавского этногенза VI - VII вв.

Немало внимания уделили вероятной балтской гидронимии на территории современной Украины ряд языковедов. Достаточно существенным объектом поисков такой идентификации (кроме Полесья) стала группа названий рек бассейна Роси 2. Если же абстагироваться от архаичных и спорных частей номенклатуры возможных поросских балтизмов, то остаются два достаточно вероятных названия 3 - Шандра (л. Росавы л. Роси ; с. Бересняги Каневского района Черкасской обл.) и Сквира (л. Роси п. Днепра ; Сквирский и Белоцерковский районы Киевской обл.). В. П. Петров не исключал также и происхождения от лингвоносителй этой же балтской ветви ойконима Смела 4 "ср. литов. smelis - "песок", лтш. smіlts - "песок"". Вероятность этого реальна лишь в том случае, если имя современного "индустриального сердца" Тясминщины (основанного как местечко 5 в тревожной обстановке приграничья 16 - 17 столетий) связано с каким-то местным микротопонимом.

Как Сквира "ср. литов. собственные имена : Skirvitele, Skirvaine ; достаточно возможна 6 метатеза * Skirv? > * Skvir-", так и Шандра "ср. литов. sandrus, sandrai, sundrai, - "речные наносы", "наносы после речного разлива"" сформировались как названия рек той эпохи (возможно, что также и местности "Смела"), когда летто-литовский праязык давно уже отделился от иных древнебалтских этно-лингвистических ответвлений 7 (пруссо-ятважского, неврского 8 и циркум-голядского).

Более того, тогда (в самом начале периода анализируемого топогенезиса) уже стартовал новый языково-дивергенционный процесс. Начали формироваться 9 существенные диалектные особенности среди представителей оттдельных племенных образований летто-литовцев (северных балтов, или же леттонов). С другой же стороны И. М. Железняк достаточно убедительно указывает 10 на всё ещё не очень чёткую лингвистическую разветвлённость данной языковой подгруппы во времена формирования гидронимов Шандра і Сквира.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что оба названия этих двух рек не могли возникнуть в эпоху установления над регионом власти Великого княжества Литовского в XIV - XV вв. Да и тогдашние аукштайтские (как и жемайтские) боевые (в т. ч. и дружинные) контингенты не имели почти никакой возможности принимать участие в ольгердово-витовтовом геополитическом наступлении на восток и юг. Означенную реконкисту осуществили почти исключительно белорусские и украинские полки Великого княжества 11. Этническая Литва была тогда полностью задействована на западных оборонительных (противотевтонских) усилиях кейстутовой "фракции" войска Гедиминовичей 12.

Блок-схема генезису південного слов’янства

Разнообразнейшими исследованиями 13 установлено массовое участие не только иордановых 14 южных (археологически репрезентированных пеньковськой культурой 15) антских группировок в колонизации Балканского п?ова, но и северных, и восточных (прокопиевых "заутригурских" 16) контингентов данной многолюдной 17 этно-политической общности. Среди разнообразных "волн" верхнеднепровских мигрантов "к югу" наверняка оказались и летто-литовские родовые коллективы. Присутствие позднебалтоязычного элемента на Балканах косвенно подтверждается гидронимными свидетельствами 18. Петров приводит группу тамошних речных наименований с характерной для рассматриваемой языковой группы корневой основой -per-, -pur-, ?pr? 19.

Склавино-антская колонизация территорий к югу от Дуная не ограничивалась лишь этими 2?я этническими группами. Большое "движение народов" на Балканы в 6 - 7 вв., кроме обоих указанных главных миграционных потоков, затянуло в вихрь "задунайськой героики" и западных гуннов (сарагуров, кутургуров, аваров, протоболгар), и поздних готтонов (гепидов 20), и пост-северодакийцев 21, и росов 22 (тогда ещё полу-иранцев 23), и северо-западных славян 24 - поздних венедов 25 (лехитов дзедзицкой археологической культуры 26). Были среди переселенцев также и балты. Тем более, что прокопиевы "заутригурские" северные представители антской политической общности были (по археологическим сведеньям) достаточно разнообразными 27.

Среди вероятных верхнеднепровских "федератов" антского племенного союза VI столетия фигурировала (в славянском полуокружении 28) отчётливо преимущественно балтоязычное (скорее всего -- летто-литовское) 29 население тушемлино-банцеровской культуры 30. В. В. Седов прослеживает этногенетическую беспрерывность развития смоленско-витебско-полоцкого региона в течение 1300 лет. От нач. 7 в. до н. э. и по антскую эпоху включительно 31. Тушемлино-банцеровская же культура виросла непосредственно из днепро-двинской 32. Даннaя трансформация произошла (с расширением на минский регион) 33 в IV - V столетиях. Именно днепро-двинские племена I тыс. до н. е. - 1?й пол. I тис. н. е. согласно идентификации ряда исследователей и были (на раннем этапе рассматриваемой археологической культуры !) геродотовыми андрофагами 34, а также (в лингвистическом аспекте) - "изначальными" летто-литовцами 35.

Более ранний (чем антско-"классический" !) миграционный взрыв, начатый на юге Восточной Европы около 375 г., достиг тогда и верховий Днепра. Значительное количество тогдашних этно-племенных объединений распалось и стало "строительным материалом" могущественнейших, или же совсем новых геополитических формирований. Другие же союзы если и сохранились, то испытали на себе существеннейшие структурные метаморфозы. Не избежали подобные "уцелевшие" родо-племенные образования и определённых этнических изменений в своём составе. К числу последних принадлежали как "изначальные" восточные славяне (ранние анты), так и тогдашние леттоны. У северных среднеднепровцев киевская археологическая культура трансформировалась (в результате Божо-Винитаро-Баламберовой войны 36) в колочинскую 37. Пост-андрофагская же общность - в тушемлино-банцеровскую 38. Тогдашние военно-миграционные катаклизмы зацепили і летто-литовцев. Хотя и в меньшей (в сравнении с палео-антами) мере !

Остроготское нашествие на северные 39 районы Среднего Поднепровья и подавление 40 данной "инвазии" гуннами привели к значительным этно-политическим "мутациям". Именно после перечисленных событий и сформировалось объединение "классических" антов 41. Определение последнего (и Иорданом, и Прокопием Кесарийским) 42, как более многочисленного (в сравнении со склавинами и поздними венедами) формирования "варваров", не даёт оснований ограничить сей достаточно крупный восточноевропейский племенной союз идентификацией лишь с носителями пеньковской и колочинской археологических культур. Только вместе з насельниками летто-литовской (по языку !) тушемлино-банцеровской и "сводно"-славянской 43 культуры долгих курганов (её древнейшего, псково-верхнеловатского 44, этапа !) у общепризнанных (но на самом деле лишь южных !) антов и вирисовывается достатачно весомый облик их политического организма, что соответствует сообщениям ранневизантийских историків сер. VI в.

За полтора же столетия перед этим геополитичнская картина Восточной Европы значительно отличалась от иорданово-прокопиевой.

После миграционно-воинских гунно-гото-анто-постандрофагских потрясений последней четв. 4 в. Верхнее и сев. часть Среднего Поднепровья наивероятнее всего избежали непосредственной Баламберовой власти. Хотя сформировался, возможно, некоторый вассалитет обозначенных местностей перед "домом Дуло". Региональными же наместниками Западногуннской державы наверняка были признаны антские вожди - преемники Божа.

Война, в которой последний погиб, привела к определённым этническим метаморфозам 45 как на землях Среднего, так и Верхнего Днепра. Оба региона испытали на себе заметные племенные структурные изменения. Переформировались как ранние анты, так и пост-андрофаги днепро-двинской культуры. Именно тогда, в кон. 1?й пол. I тис. н. э., и началось (по мнению большинства специалистов) глоттохронологическое разветвление летто-литовцев 46. Значительная часть их этно-популяционного массива (подвергнувшись некоторому небалтскому миграционному влиянию - гл. обр. в среде племенной верхушки) оказалась (самое начало раннего этапа тушемлино-банцеровской культуры !) в гунно-антском "наместничестве" божевых наследников. Тогдашние же северо-западные "апостато"-переселенческие ответвления днепродвинского населения заложили основу уже исторически засвидетельственных 47 леттонoв.

К языковой ассимиляции "царских" пост-андрофагов (тех из них, кто вошёл в антско-гуннское "наместничество") "Время Бусово" не привело. Славянский элемент 48 в среде племенной верхушки носителей тушемлино-банцеровской культуры тогда нивелировался. Другое дело, что в племенном союзе (который после смерти Аттилы и распада Западногуннской державы полностью суверенизировался) "базовых" пост-андрофагов с ранними антами, последний из перечисленных этносов (представленный начальным этапом колочинской культуры) доминировал. Восточный диалект позднепраславянского языка стал, естественно, для данного сообщества своеобразным lingva franca.

Самоназвание тушемлино-банцеровцев отобразилось позднее, вероятно, в этнониме известного пост-антского племенного объединения кривичей 49. Ряд языковедов прослеживает его пра-летто-литовскую первооснову 50 "ср. литов. kirba или (возможно более архаичная форма) kirva - "трясина" ; вероятна 51 метатеза * kirv? > * kriv-". В дальнейшем рассматриваемая лексема трансформировалась в мифоним Криве-Кривейте 52, а затем - в макроэтноним -krievy- 53. Не исключено, что последний и был самоназванием поздних днепродвинских племён, которое также унаследовали тушемлино-банцеровцы.

Леттоны-"апостаты" (предки литовцев и латышей) именно тогда (в нач. V в.) и противопоставили себя ими покинутому (тогда лишь частичнно антизированному) объединению протокривичей. В дальнейшем же (уже после окончательной спавянизации верхнеднепровских балтов) данный этноним "литов. krievai - "русские" ; лтс. Krіevija - "Россия", "Русь"" 54 испытал новую метаморфозу. Он был распространён аукштайтами, скалвами, судувами, жемайтами, латгалами, селами, куршами и земгалами со своих бывших (славянизированных) соплеменников (кривов - кривичей) на всех русичей 55.

Отказавшись от своего протокривичского макроэтнонима, предки современных леттонов сохранили, однако, жреческо-мифологическую традицию, связанную з Криве-Кривайтисом 56.

Во 2?й пол. V в. колочинцы и (пока ещё !) небольшие группы тушемлино-банцеровцев начали осваивать прилегающие к ним с юга пост-черняховские (с остатками германо- и ираноязычного на то время населения) территории. Начала зароджаться пеньковская археологическая культура 57. В конце же столетия на "противоположной" северной окраине антского союза формируется ещё одна этно-племенная структура. Археологическое отображение этой общности - т. н. "долгие курганы" 58. Основали данную культуру (ассимилируя более давнее западно-финское население) не только раннеантские 59 и пост-андрофагские (протокривичские) группы. Фигурировала там ещё и какая-то отдельная лехито-поздневенедская миграционная волна 60. Другое же из известных северо-восточных ответвлений раннего славянства (культура новгородских сопок) начнёт формироваться 61 значительно позднее. Уже после окончательного распада 62 антской федерации.

В тот же хронологический момент (когда зарождались ильменские словене) сложился (в кон. VII столетия) какой-то синтез тушемлино-банцеровцев и носителей раннего этапа культуры долгих курганов. При этом не были "лишними" и новоприбывшие южно-постантские, склавинские и поздневенедские группы. Сформованная таким образом общность археологически отражена средним и поздним этапами культуры долгих курганов 63. Леттонский компонент этого тогда (7 - 8 вв.) новообразованного племенного союза постепенно (ещё до времён Рюриковичей) славянизировался. Самоназвание же данного обединения было, вероятно, унаследовано от тушемлино-банцеровцев. Хотя и этот этноним "приобрёл" славянообразный вид - кривичи 64.

Но всё это произойдёт в последней четверти I тысячелетия. Шестой же век - эпоха антского (с участием ещё и балтоязычных протокривичей) движения на юг !

В первые десятилетия 2?й пол. I тыс. н. э. мигранты из Верхнего и сев. части Среднего Поднепровья расширяют своё присутствие 65 в лесостепной полосе от Днестра и до Оскола. Именно тогда возникают почти все пеньковские поселения Поросья 66. Наивероятнее всего, что именн в этих "весях" (согласно проанализированной нами ранее гидронимии) и поселилась (вместе, естественно, с "природными" антами) среди остатков пост-черняховского населения какая-то группа протокривичей. Прежде чем лингвистически ассимилироваться (в течение, возможно, нескольких десятков лет) пришлые летто-литовцы успели наименовать "по своему" некоторые из местных географических объектов. "Кое что" из данного ограниченного балтского языкового наследия сохранилось и до наших дней.

В составе антов протокривичи (как поросские, так и представители их главной верхнеднепровской группировки) принимали, конечно, участие в походах на юстиниановую Византию, а после 545 г. 67 - и в колонизации Балкан. Немного позднее возникло ещё одно направление (вынужденное !) миграции части пеньковцев. Во время аварского нашествия (на границе 550?560?х гг.) некоторые антские группы были потеснены (в процессе известного 68 рейда Бояновой орды через Правобережную Украину, Галичину, Малую Польшу, Моравию, Чехию, Тюрингию и вновь сквозь территорию Чехии вплоть до Венгрии с Трансильванией) в центральноевропейском 69 направлении. Бежала тогда от аварского набега (ближе к Западному Полесью) и часть поросских леттонов.

Гидронимным свидетельством данного вероятного перемещения небольшой родоплеменной группы протокривичей мы вновь видим балтское название речки. И не архаичную неврскую (каких в Полесье немало 70), а также (как и в бассейне Роси) летто-литовскую. Гидрониим Смелка (л. Случи п. Горыниі п. Припяти ; с. Майдан-Лабунь Шепетовского района Хмельницкой обл.) общепризнанный 71 балтизм "ср. лтш. smіlts - "песок", литов. smelis - "песок"". Здесь (на подольско-полесском пограничье) и остановилась, по-видимому, согнанная с Поросья аварами беглая группа. Среди прибывших сюда (в склавинскую 72 среду) антских беженцев была, как видим, и часть "южных" протокривичей.

Да и в самоназвании одного родового подразделения данного значительного леттонского племенного объединения отобразилась "песчаная" етимология. Смоляне - одна из достаточно влиятельных протокривичских фратрий 73. Представители этого родового образования фигурируют, т. о., не только в "метрополии" функционирования тушемлино-банцеровской культуры, но и среди её "диаспоры" - на Роси и верхней Горыни. Присутствующее в бассейне последней название речки Смелка (Смолка) - возможного отэтнонимного (отмеченной протокривичской фратрии) происхождения. Среди антских же отрядов искателей своей удачи за "веселым Дунаем" присутствовали также и смоляне.

Последние фиксируются и на балканских "весях" ! Там известны племенные образования (скорее всего смешанного анто-балто-склавинского этнического состава) - кровизы 74 и смоляне 75. Оба объединения оказались в дальнейшем существенными элементами формирования болгар и македонцев.

________________________________

В аспекте же Великого расселения славян по Дунаю (и далее на юг !) уместной и исследовательски достаточно удачной представляется одна из интересных мыслей В. П. Петрова. Умелый мастер лингво-исторических коллизий увидел своеобразную специфику и в сравнительно-языковедческом "оттенке" восточно-центральноевропейских и балканских популяционных людских метаморфоз 3?й четв. I тыс. н. э. Он допускал, что этно-языковые структуры славянства IV - VI вв. и "кирилло-мефодиевого" времени заметно различаются. Первичную "тройственную" (иордановую) дифференциацию древнейших (но уже не пра? !) славян (анты - поздние венеды - склавины !) Виктор Платонович не считал целесообразным идентифицировать с современной (исторически "отшлифованной") трёхчленной структурой 76 нашей языковой группы. Последняя смогла сотвориться лишь в результате постепенного этно-лингвистического переформирования славянства между VII и X вв. н. э.

Древнейшие (ещё "до-плиниево-тацитовые !) 77 венеды поморской археологической культуры 78 представляли собой, наивероятнее всего, финальный этап праславянской языковой общности 79. Об этом свидетельствует, прежде всего, сопоставление материалов сравнительной лингвистики и археологии. Разделение (кон. III - II вв. до н. е.) позднепоморцев на носителей зарубинецкой и пшеворской культур оказалось политическим "источником" расчленения древнейшего славянского языка 80. 700-летнего постепенного усиления диалектных расхождений у различных этно-лингвистических ветвей "изначального" славянства оказалось недостаточно (во времена Прокопия Кесарийского) для того, чтобы быть замеченными этим значительным византийским чиновником. Тогдашний сирийский грек константинопольской службы не смог ещё ощутить языковых расхождений 81 (ибо они ещё были достаточно небольшими !) в "варварской речи" антов и склавинов.

Ещё менее существенными тогда были различия между говором последних с наречием поздних венедов (пралехитов). Гото-гепидские переселения кон. 1?ї четв. I тыс. н. э. расчленили носителей среднего этапа пшеворской культуры. Два наибольшиих их этих "кусков" были замечены автором известных "Певтингеровых таблиц" в нач. 3 в. 82. В данном документе отмечены венеды, которые "за Сарматскими горами (Зап. Карпатами)". Ещё одна племенная группировка под тем же названием "Певтингеровы таблицы" размещают восточнее. Первых можно идентифицировать с каким-то из остатков "метропольных" пшеворцев 83, а во вторых усматриваются представители т. н. волыно-подольской (ещё и мазовецко-подляшской 84) археологической группы 85.

Западное наречие позднепраславянского языка, т. о., начинает (з III в.) дифференцироваться на 2 говора : пра-лехитский и (ещё не разветвлённый) чешско-моравско-словацко-протокраковянский. Потом (на территории совр. Верхней Саксонии) формируется (где-то в нач. посл. четв. I тыс. н. э.) между ними своеобразное койне - сербо-лужицкое 86.

В юстиниановую же эпоху данный процесс ещё и не намечался ! До этого (иордано-прокопиевого !) времени пралехитское (волыно-мазовецкое) объединение (венеды - противники Германариха 87 сер. IV в. !) трансформировалась 88 в носителей дзедзицкой культури. Иные процессы сопутствовали появлению склавинов. Идентичная сему племенному сообществу пражская культура базировалась 89 на предшествовавших ей юго-западных пшеворских археологических комплексах.

В VI в. н. э., т. о., славянство было представлено единым языком 90, разветвлённым тогда (пока ещё) на 2 диалектные ветви : восточную (антскую) и западную. Последняя также начала расчленяться [ блок-cхема ] на 2 говора : склавинский (морава 91) и пост-венедский (ляхи 92).

Антские же и склавинские миграции (с участием пост-венедов, балтов, западных пост-гуннов и других этносов) к Дунаю (и далее "ещё глубже" в Византию) привели к изменению самой структуры "славянства-венедства".

Во 2-й пол. 6 - 7 вв. большую часть Балканского п-ова, Паннонии и Норика чересполосно заселили как антские, так и склавинские племена. Вместе, естественно, з иными (более малочисленными) пришельцами, ассимилируя последних. Как и "аборигенов" - большинство местных романо- и, в меньшей степени, эллиноязычных обитателей. Хотя, анто-склавинская "пестрота" сложилась (перед колонизационным "прыжком" на ромейские земли !) ещё на дунайских "промежуточных" позициях в течение VI столетия. Тогда, наивероятнее всего, и сформировались "предосновыи" 3?х групп анто-склавинских переходных говоров-койне.

Из этих языковых "ячеек" и развернулись, впоследствии, три "набора" диалектов : болгаро-македонский, сербско-хорватский и словенский. Процессы формирования (в 6 в.) перечисленных лингвистических "источников" приняли форму некоего параллелизма. Во всех 3?х обозначенных наддунайских местностях переходные говоры-праязыки создавались за счёт "койнизации" антских (с одной стороны) и склавинских (с другой) наречий. Данный параллелизм и стал тем единственным звеном, которое как-то цементирует (в представлениях филологов) анализируемую ветвь славянства. При этом исследователями однозначно отмечается, что из всей современной "тройки" подгрупп нашей языковой общности - южная наиболее лингвистически фрагментарна 93 и условна. Западная же и, особенно, восточная 94 - филологически более компактны.

Одна з 3?х анализируемых нами пра-южнославянских "ячеек" сложилась на Нижнем Дунае. Область (возле крепости Туррис 95), "подаренная" (после 545 г.) Юстинианом антам, была первой среди колонизированных последними "ромейских" земель. Вторая половина 6?го столетия характеризовалась безудержным расселением 96 пришлых этносов на Балканах. Анто-склавинское нижнедунайское этно-лингвистическое образование приняло в данном процессе наиактивнейшее участие. Его племена (вместе с иными "подкреплениями" из Восточной и Центральной Европы) заполнили 97 большую часть территорий совр. Болгарии, почти всю Македонию, значительное число районов Греции.

Нижнедунайская "койнизированная" анто-склавинская этно-лингвистическая "ячейка" тогда (в течение VII в.), благодаря "дисперсии" представителей данной группировки по наиотдалённейшим областям Балканского п?ова (а также, как следствие этого, и политического распада объединения), лингвистически несколько дифференцировалась. Хотя, наивесомейший пра-болгаро-македонский "фрагмент" этих анто-склавинов остался в балкано-южнокарпатском межгорье. Он известен цареградским хронистам, как Союз Семи племён 98. Данная же общность и обозначила в себе дальнейшее лингвистическое существование восточного балкано-славянского языкового единства. С достижением же апогея могущества Первого Болгарского царства, все пост-анто-склавинские говоры ("нижнедунайского" происхождения !) к сер. 10 в. консолидировалась. Их "собирателем" оказалась одна из разновидеостей т. н. старославянского языка. Этот вариант был представлен 99 известной "Саввиной книгой" и многими более поздними рукописями. Данная литературная форма отразила тогдашнюю преславскую государственно-административную речь и до нач. нового тысячелетия оставалась (до дальнейших её метаморфоз) единой деловой нормой как Симеоновой, так и Самуиловой держав.

Современные же болгаро-македонские диалекты - потомки лингвистической общности позднего Первого Болгарского царства. Данный язык, как мы видим, диссимилировался в виде новых говоров уже во II тыс. н. э. !

В нач. 560?х гг., в результате "циркум"-карпатского рейда аваров, на стыке Среднего и Верхнего Подунавья сконцентрировалось, вероятно, какое-то смешанное склавино-антское 100 межплеменное образование. Его представители ещё до конца столетия расселились 101 на землях от верхней Дравы и до Восточных Альп.

Допустим, что антский компонент не принимал участия в процессе формирования (в виде "койнизации" !) общего говора данного племенного объединения. Однако в таком случае потомок анализируемого наречия (словенский язык) не принадлежал бы к обозначенной для него современной лингвистикой "ниши". Тогда филологическая квалификация хорутан совсем меняется ! Их язык характеризовали бы как принадлежащий к моравской (вместе с современными чешским и словацким) ветви западнославянской лингвистической подгруппы. Аналогичный параллельный (и в то же самое время !) колонизационный процесс происходил и совсем вблизи от панноно-норикского региона.

В Богемии !

Но чехи - лингвистические "моравцы". Последнее же свидетельствует о преимущественно склавинском компоненте переселенческой волны к "Бойгему" в сер. 3?й четв. I тыс. н. э. В отличие от одновременных событий на землях между Дравой и юго-восточными Альпами !

После недолгого времени (2?я четв. - сер. VII в.) пребывания панноно-норикских склавино-антов в т. н. "державе Само", данная общность 102 создала самостоятельное княжество Корушка (Хорутания). Политическую (как и этно-языковую !) компактность словенцев ("виндов") не изменило 103 как установление над ними в кон. 3?й четв. I тыс. формального баварского сюзеренитета, как и провозглашение в 788 г. в крае ещё и франкского верховенства. Более чем полутора столетий оказалось достаточным для консолидации в Хорутании всех её склавино-антских говоров одной (наивлиятельнейшей) из них. Приблизительно тысячелетней давности и сегодняшняя разветвлённость 7 диалектных групп 104 современного словенского языка.

В 819 г. автономия Корушки была ликвидирована немецкой императорской властью. "Виндские" земли начали политически дифференцироваться 105. Разветвилась (в течение II тыс.) на диалекты и (приобретённое во времена Хорутанского княжества) словенское языковое единство !

Одними же из наиболее сложных (со всей индоевропеистики !) оказались сравнительно-языковедческие трансформации потомков южно-среднедунайского склавино-антского объединения - сербо-хорватов. Лингвистичнское единство данной общности восходит именно к сер. VI столетия.

Прокопий Кесарийский неоднократно 106 (в своём труде "Война с готами") упоминает группу склавинов, грабительские отряды которого периодически переправлялись через Дунай севернее Наиссы (совр. Ниша). В данном "экспедиционном конгломерате" было немало и антов 107. "Противо-наисское" автономное (и "авангардное" !) "подразделение" склавинского племенного союза (последний распадётся во время аварского нашествия 3?й четв. 6 в. !) размещалось (ок. 550 г.) на значительной территории. Пра-сербо-хорваты тогда обитали, по-видимому, на территории совр. Славонии (что подтверждает Иордан 108 !), Воеводины, Баната, северной Валахии и румынской Молдовы. Свежие же отряды "искателей ромейской добычи" прибывали из тогдашней склавинской "метрополии" (Моравии, Словакии, Южной Польши, Западной и значительной части Правобережной Украины) к своей "ударной" фратрии двумя путями. Одни из них плыли на лодках Дунаем от месторасположения совр. Братиславы и до Воеводины. Другие же - продвигались к Олтении от Буковины через Молдову (пересекаючись в своём маршруте с антской миграцией) и Мунтению.

Румынские археологи отмечают именно для рассматриваемого столетия на южных землях своей страны наличие как пражской (связаннной со склавинами), так и пеньковской (антского происхождения) керамики 109. "Противо-наисское" племенное образование было этнически достаточно пёстрым. Среди "чужаков" в группировке преобладали, однако (как представители параллельного и территориально близкого переселенческого движения), - анты. Последних там было, очевидно, почти столько же, сколько и "природных" склавинов. Только этим можно пояснить начало процесса формирования на юге Среднего Дуная (в 540?х гг.) переходного говора между западным и восточным давними славянскими диалектами.

В следующем же десятилетии "противо-наисские варвары" после своих очередных набегов на "ромейские земли" начали оставаться 110 в Византийской империи и "на зиму". Среднедунайско-посавская склавино-антская группировка территориально расширилась. В течение 2?й пол. VI в. её представители мигрируют к центральным, южным и западным районам совр. Югославии, а также в Хорватию (долиной р. Савы), Боснию и Герцеговину. Ещё и после распада в 560?х гг. большой склавинской племенной конфедерации, её дунайский "филиал" (как "суверенизованный" !) некоторое время сохраняет политическое единство. В этих условиях продолжается "койнизация" особенного пра-сербско-хорватского говора. Когда же в самом начале 7 столетия этно-политически дифференцируется (в результате своей широкой "дисперсии" по Балканам) и обозначенное самое южное из "подразделений" склавинов, то их синтезированный диалект фигурировал уже среди всех существенных "ответвлений" данной общности.

В 620 - 630?х гг. на западе полуострова появляются 111 2 новые племенные группы : сербы и хорваты. А. С. Стрижак отмечает антские этимологические 112 корни в обоих этих праэтносах. Собрав же под своим военно-политическим "знамёнами" значительное (численно превышающее новейших иммигрантов) количество пост-среднедунайцев, протосербы и протохорваты вскоре и сами лингвистически ассимилировались. Они сменили свой давне-восточнославянский диалект на местное койне, консолидированное ранее прибывшими в регион "противо-наисскими" склавино-антами. Последние же (постепенно слившись с племенами-гегемонами) взяли и себе (соответственно) этнонимы сербов и хорватов.

Этногенетические метаморфозы VII в. на западе Балкан зафиксировали 3 новых объединения : сербов, далматинских и посавских хорватов. Последние 2 группы более-менее прослежены 113 историческими источниками. Длительное (почти 300-летнее) отдельное существование данных хорватских ветвей отобразилось и на языковом аспекте. Сформировались тогда чётко определённые далматинское и посавское наречия. В дальнейшем своём развитии "Кроация" не часто была этно-политически единой 114. Глоттогенез же 7 - 10 вв. заложил основы чакавского і кайкавского макро-диалектов сербско-хорватского языка 115.

Историческая же судьба сербов в течение 600 - 700?х гг. очень мало известна 116. Хотя, наверняка, что данное хронологически "тёмное" время приходится на период их этно-политического единства. Несомненно существование в 7 - 8 вв. общего сербского племенного союза. Только при таком условии могла сложиться лингвистическая база штокавского макро-диалекта сербско-хорватского языка.

Центробежные же тенденции в раннесербском союзе чётко обозначились лишь на рубеже VIII - IX столетий. Данная общность с того момента функционирует в виде нескольких княжеств 117. В языковом аспекте это отобразилось в разделении тогдашнего "штокавского" прадиалекта на местные говоры.

Завоевание (и частичное окатоличевание !) славонских (и других левобережно-нижнесавских, средне-придунайских) сербов мадьярами (в 1091 г.) 118 сделало их этнически компактным региональным элементом в Венгерском королевстве. Это, в свою очередь стало предпосылкой формирования экавского говора штокавского диалекта. Конфессионально же "латинизированная" часть славонцев (шокцы и нек. др.) приняла со временем хорватское самоназвание 119.

В Сербской державе Неманичей - Лазаревичей (12 - 15 вв.) 120 кристаллизируется екавское наречие "штокавцев". Боснийская же "суверенная бановина" (за Твртко Великого провозглашённая королевством !) 1200 - 1391 гг. 121 была политической предосновой икавского их говора.

_______________________________

Таким образом, славянство в течение 3-й четв. I тыс. н. э. испытало значительнейшие этно-лингвистические метаморфозы 122. Оно переформировалось из биполюсной структуры в условно-тройственную. В дополнение к западной (склавино-поственедской) и восточной (антской) подгруппам койнизируется ещё одна - южная.

Решающее (параллельно со своими центральноевропейскими "кузенами") участие в данном грандиозном этно- и глоттогенезе принимали (во всех 3?х южнославянских языковых "плавильных тиглях" !) антские мигранты из территорий Восточной Европы.

_______________________________________________________

1. Абакумов О. В. Летто-литовський етнічний плацдарм Великої слов`янської колонізації Балкан VI ст. // Slavica та baltica в ономастиці України. - К., 1999, с. 48 - 60.

2. Петров В. П. Балтика і славіка Надросся // Питання гідроніміки. - К., 1971, с. 13 - 17 ; Петров В. П. Історична географія та проблема слов`янського етногенезу на матеріалах гідронімії : (Гідронімія Росі і Надросся) // Історичні джерела та їх використання. - К., 1966 - Вип. 2, с. 65 - 73 ; Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. - К., 1972, с. 99 - 108 ; Трубачёв О. Н. Названия рек Правобережной Украины. - М., 1968, с. 232 - 245, 262, 267, 284 ; Желєзняк І. М. Рось і етнолінгвістичні процеси Середньонаддніпрянського Правобережжя. - К., 1987, с. 93 - 107.

3. Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 101 - 102 ; Трубачёв О. Н. Названия рек Правобережной Украины. …, с. 161, 268 ; Желєзняк І. М. Рось і етнолінгвістичні процеси Середньонаддніпрянського Правобережжя. …, с. 94, 95 - 96, 100 - 103.

4. Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 57 - 58.

5. Стешенко О. Л. Сміла // Радянська енциклопедія історії України. Т. 4. - К., 1972, с. 125.

6. Топоров В. Н., Трубачёв О. Н. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. - М., 1962, с. 207.

7. Абакумов О. В. Поліський аспект балто-слов`янського питання // Ономастика Полісся. - К., 1999, с. 144, 148.

8. Непокупний А. П. Балтійські родичі слов`ян. - К., 1979, с. 13, 14, 16, 26 ; Седов В. В. Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья. - М., 1970, с. 8, 9.

9. Трубачёв О. Н. Названия рек Правобережной Украины. …, с. 161.

10. Желєзняк І. М. Рось і етнолінгвістичні процеси Середньонаддніпрянського Правобережжя. …, с. 106.

11. Шабульдо Ф. М. Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского. - К., 1987, с. 65, 66 - 73.

12. Там же, с. 66.

13. Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 12, 26 - 39 ; Мавродин В. В. Древняя Русь. - Л., 1946, с. 34 - 69 ; Абакумов О. В. Три Переяслави - міграція чи аналогія утворення ойконімів // Мовознавство. - К., 1996, N 2/3, c. 30.

14. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Getica. - М., 1960, с. 72.

15. Приходнюк О. М. Пеньковская культура // Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. - К., 1985, с. 85 - 93.

16. Прокопий из Кесарии Война с готами. - М., 1950, с. 384.

17. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Getica. ..., с. 71 - 72.

18. Ванагас А. П. Проблема балто-славянских языковых отношений в свете балтийских гидронимических лексем // IX международный съезд славистов. - Вильнюс, 1983, с. 3 - 31. Препринт.

19. Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 78.

20. Феофилакт Симокатта. История. - М., 1957, с. 146 - 148.

21. История Византии (в 3?х томах). Т. 1. - М., 1967, с. 216 ; Вакуленко Л. В. Культура карпатских курганов // Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. ..., с. 66 - 68 ; Третьяков П. Н. Славяне // Советская историческая энциклопедия [ СИЭ ]. Т. 12. - М., 1969, с. 971 ; Абакумов А. В. Кто более "коренной" на Балканах - албанцы или сербы ? // Экономическая газета. - М., 1999, №34, с. 8.

22. Брайчевський М. Ю. Походження Русі. - К., 1981, с. 161 ; Абакумов А. В. Аркаим ! Праиндоарийский ? Или же проторусский ? // Интеграция археологических и этнографических исследований. - Нальчик - Омск, 2001, с. 159 ; Абакумов О. В. Вiдгалуження антського дiалекту пiзньої спiльнопраслов`янської мовної єдності за синтезованими лінгво-археологічними свідченнями // Ономастика України I тис. н. е. - К., 1992, с. 21, 26.

23. Абакумов О. В. Артополот і Артанія // Іншомовні елементи в ономастиці України. - К., 2001, с. 3 - 19.

24. Феофилакт Симокатта. История. ..., с. 139 - 140.

25. Иордан О происхождении и деяниях гетов. Getica. ..., с. 71 - 72, 90 ; Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 55, 56.

26. Павленко Ю. В. Передісторія давніх русів у світовому контексті. - К., 1994, с. 281, 395.

27. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. - М., 1982, с. 10 - 90.

28. Там же, с. 11.

29. Седов В. В. Балты и славяне в древности // Проблемы этнической истории балтов. - Рига, 1977, с. 10 - 11.

30. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. ..., с. 34 - 41.

31. Там же, с. 39, 222.

32. Седов В. В. Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья. - М., 1970, с. 25 - 30.

33. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. ..., с. 39 ; Митрофанов А. Г. Днепро-двинская культура // Белорусская ССР. Краткая энциклопедия. - Минск, 1979, с. 235.

34. Геродот. Історії в дев`яти книгах. - К., 1993, с. 206 - 207.

35. Рыбаков Б. А. Геродотова Скифия. - М., 1979, с. 150 - 151, 188 - 189.

36. Иордан. О происхождении и деяниях гетов // Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. 1. - М., 1994, с. 115, 159.

37. Терпиловский Р. В. Колочинская культура // Этнокультурная карта территории УССР в І тыс. н. э. ..., с. 98.

38. Третяков П. Н., Шмидт Е. А. Древние городища Смоленщины. - М. - Л., 1963, с. 3 - 129.

39. Кудрицкий А. В. (п./р.) Бусово поле // Киев. Энциклопедический справочник. - К.,1985, с. 83.

40. Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 24 - 26.

41. Там же, с. 15 ; Брайчевський М. Ю. Радянська нвука про походження слов`ян. - К., 1959, с. 19 - 20.

42. Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 22, 35.

43. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. ..., с. 57 - 58.

44. Там же, с. 11, 52, 222.

45. Приходнюк О. М. Раннеславянские культуры V - VII вв. и етнополитическая консолидация славян. Территория распространения // Славяне Юго-Восточной Европы в предгосударственный период. - К., 1990, с. 208 ; Абакумов О. В. Вiдгалуження антського дiалекту пiзньої спiльно-праслов`янської мовної єдності за синтезованими лінгво-археологічними свідченнями // Ономастика України I тис. н. е. ..., с. 19, 21, 25, 26 ; Абакумов А. В. Время Бусово // Экономическая газета. - М., 1999, №21, с. 4.

46. Сабаляускас А. Ю. Литовский язык (парагр. 1) // Языки народов СССР. - М., 1966, с. 501 ; Ванагас А. П. Балтийские языки // Литва. Краткая єнциклопедия. - Вильнюс, 1989, с. 132.

47. Граудонас Я. Е. Первобытно-общинный строй. История // Советсквя Латвия. - Рига, 1985, с. 129 - 131.

48. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. ..., с. 39 - 41.

49. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII - XIII вв. - М., 1982, с. 239.

50. Стрижак О. С. Етнонімія Птоломеєвої Сарматії. - К., 1991, с. 86.

51. Купчинський О. А. Найдавніші слов`янські топоніми України як джерело історико-географічних досліджень ( Географічні назви на ?чі?). - К., 1981, с. 132.

52. Стрижак О. С. Етнонімія Птоломеєвої Сарматії. ..., с. 85.

53. Там же, с. 83 - 84.

54. Там же, с. 84, 87.

55. Шафарик П. И. Славянские древности. Т. I. Кн. II. - М., 1837, с. 54.

56. Иванов В. В., Топоров В. Н. Криве // Мифы народов мира. Т. 2. - М., 1992, с. 15.

57. Приходнюк О. М. Пеньковская культура // Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. ..., с. 92.

58. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. ..., с. 46 - 58.

59. Греков Б. Д. Киевская Русь. - М., 1949, с. 422.

60. Хабургаев Г. А. Этнонимия "Повести временных лет" в связи с задачами реконструкции восточно-славянского глоттогенеза. - М., 1979, с. 109 ; Крысько В. Б. Древний новгородский диалект на общеславянском фоне // ВЯ. - M., 1998, №3, с. 74 - 93.

61. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв...., с. 66, 226 ; Петровский Н. М. О новгородских словенах // Известия ОРЯС РАН. Вып. XXV. - Пг., 1922, с. 356 - 389.

62. Феофилакт Симокатта. История. ..., с. 180 ; Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 46 - 47.

63. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. ..., с. 52 - 53.

64. Стрижак О. С. Етнонімія Птоломеєвої Сарматії. ..., с. 86.

65. Приходнюк О. М. Пеньковская культура // Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. ..., с. 78 - 79.

66. Там же, с. 78 - 79, 181.

67. Толочко П. П. Древняя Русь. - К., 1987, с. 16 ; Прокопий из Кесарии Война с готами. ..., с. 296 - 298.

68. Мерперт Н. Я. Авары // СИЭ. Т. 1. - М., 1961, с. 62.

69. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. ..., с. 19, 20, 28.

70. Абакумов О. В. Поліський аспект балто-слов`янського питання // Ономастика Полісся. ..., с. 148.

71. Трубачёв О. Н. Названия рек Правобережной Украины. …, с. 99 - 101, 263.

72. Баран В. Д. Пражская культура // Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. ..., с. 76 - 85, 180.

73. Стрижак О. С. Етнонімія Птоломеєвої Сарматії. ..., с. 83 - 84.

74. Там же, с. 87 ; Мавродин В. В. Древняя Русь. …, с. 64.

75. Москаленко А. Е. Древние славяне // История южных и западных славян. - М., 1969, с. 13.

76. Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 55 - 56 ; Кравчук Р. В. З історії слов`янського мовознавства. - К., 1961, с. 124 - 125.

77. Абакумов О. В. Вiдгалуження антського дiалекту пiзньої спiльно - праслов`янської мовної єдності за синтезованими лінгво-археологічними свідченнями // Ономастика України I тис. н. е. ..., с. 23.

78. Кухаренко Ю. В. К вопросу о происхождении зарубинецкой культуры // Советская археология. - М., 1960, №1, с. 289 - 300.

79. Абакумов О. В. Вiдгалуження антського дiалекту пiзньої спiльно - праслов`янської мовної єдності за синтезованими лінгво-археологічними свідченнями // Ономастика України I тис. н. е. ..., с. 26.

80. Там же, с. 19, 26.

81. Прокопий из Кесарии Война с готами. ..., с. 297 - 298 ; Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. ..., с. 28.

82. Певтингерова карта // Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. 1. - М., 1994, с. 63 - 68.

83. Козак Д. Н. Пшеворская культура и волыно-подольская группа // Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. ..., с. 8, 25 - 26 ; Козак Д. Н. Пшеворская культура Прикарпатья, Волыни и Закарпатья. - К., 1990, с. 22.

84. Козак Д. Н. Пшеворская культура и волыно-подольская группа // Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. ..., с. 32.

85. Там же, с. 6, 8, 32 - 34.

86. Бернштейн С. Б. Славянские языки // Большая Советская Энциклопедия [ БСЭ ]. 3-е изд. Т. 23. - М., 1976, с. 552 - 553.

87. Иордан. О происхождении и деяниях гетов // Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. 1. ..., с. 111.

88. Павленко Ю. В. Передісторія давніх русів у світовому контексті. ..., с. 281 - 282.

89. Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. - М., 1979, с. 101 - 133.

90. Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 42.

91. Слово о полку Игореве // БВЛ. Сер. 1. Т. 15. - М., 1969, с. 202.

92. Повесть временных лет // БВЛ. Сер. 1. Т. 15. ..., с. 28.

93. Бернштейн С. Б. Славянские языки // БСЭ. 3-е изд. Т. 23. ..., с. 552.

94. Жовтобрюх М. А., Русанівський В. М., Скляренко В. Г. Історія української мови. Фонетика. - К., 1979, с. 17.

95. Павленко Ю. В. Передісторія давніх русів у світовому контексті. ..., с. 283.

96. Удальцова З. В. Переселение народов // БСЭ. 2-е изд. Т. 32. - М., 1955, с. 457.

97. Москаленко А. Е. Древние славяне // История южных и западных славян. ..., с. 12.

98. Павленко Ю. В. Передісторія давніх русів у світовому контексті. ..., с. 287.

99. Кондрашов Н. А. Старославянский язык // БСЭ. 2-е изд. Т. 40. - М., 1957, с. 513.

100. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. ..., с. 19, 20.

101. Кондратьева В. Н. Словения. Исторический очерк // БСЭ. 2-е изд. Т. 39. - М., 1956, с. 349.

102. Бромлей Ю. В. Словения в VII - XV вв. // История южных и западных славян. ..., с. 51.

103. Наумов Е. П. Югославия. Исторический очерк // СИЭ. Т. 16. - М., 1976, с. 702, 748.

104. Плотникова О. С. Словенский язык // БСЭ. 3-е изд. Т. 23. ..., с. 579.

105. Бромлей Ю. В. Словения в VII - XV вв. // История южных и западных славян. ..., с. 52.

106. Прокопий из Кесарии Война с готами. ..., с. 156, 295, 319 - 320, 365 - 366.

107. Там же, с. 296 - 297.

108. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Getica. ..., с. 71.

109. Comsa M. Direction et etapes de la penetration des Slaves vers la Peninsule Balkanique aux VI e - VII e siиecl (avec un regard spesial sur le territoire de la Roumanie) // Balkano-Slavica. - Beograd, 1972, p. 9 - 28 ; Teodor D. Gh. La penetration des Slaves dans les regions du S-E de l`Urope d`aprиs les donnees archeologiques de regions orientales de la Roumanie // Balkano-Slavica. - Beograd, 1972, p. 29 - 42.

110. Прокопий из Кесарии Война с готами. ..., с. 365 - 366.

111. Константин Багрянородный Об управлением империей. - М., 1991, с. 135, 137.

112. Стрижак О. С. Етнонімія Птоломеєвої Сарматії. ..., с. 168 - 193.

113. Бромлей Ю. В. Формирование феодальных отношений у хорватов в VII - XІІ вв. // История южных и западных славян. ..., с. 44 - 45.

114. Там же, с. 45 - 46.

115. Толстой Н. И. Сербско-хорватский язык // БСЭ. 2-е изд. Т. 38. - М., 1955, с. 556.

116. Москаленко А. Е., Бромлей Ю. В. Возникновение феодальных отношений у сербов в VII - XІІ вв. // История южных и западных славян. ..., с. 33.

117. Там же, с. 33 - 34.

118. Наумов Е. П. Югославия. Исторический очерк // СИЭ. Т. 16. ..., с. 748.

119. Грот К. Я. Венгрия // Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. П./т. №10. - СПб., 1902, с. 883 ; Москаленко А. Е., Бромлей Ю. В. Социально-экономическое и политическое развитие Хорватии в XII - начале XVІ вв. // История южных и западных славян. ..., с. 47 ; Половинкин Ир. Н. Сербы // Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. П./т. №10. - СПб., 1902, с. 883.

120. Москаленко А. Е., Бромлей Ю. В. Сербия во второй половине XII - XІV вв. Турецкое завоевание // История южных и западных славян. ..., с. 37 - 42.

121. Москаленко А. Е., Бромлей Ю. В. Босния и Герцеговина в XII - XІV вв. // История южных и западных славян. ..., с. 42 - 44.

122. Петров В. П. Етногенез слов`ян : Джерела, етапи розвитку і проблематика. …, с. 56.

A. B.

Comments