Каталог‎ > ‎История‎ > ‎

Реальный юбилей Киева

1982 й год был в многолетней истории Матери Городов Русских знаменателен различными церемониями по поводу якобы 1.500 летия этого славного города.

Однако, данные как тогдашней, так и сегодняшней науки (археологии, источниковедения, истории, филологии, радиоуглеродного анализа, . . .) свидетельствуют о том, что антское укрепление на Старокиевской горе было сооружено примерно в 525 – 530 гг., а на Замковой горе – в 510 – 515 гг. [Толочко П. П. Древний Киев. – К., 1983, С. 18 – 33; Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII – XIII вв. – М., 1983, С. 98 – 99; Боровський Я. Є. Походження Києва. – К., 1981, С. 23 – 24].

482 г. был искусственно «притянут за уши» к персоне В. В. Щербицкого.

26 лет назад относительно точная (+ - 5 лет) дата основания Киева в середине 1 й четверти VI в. была уже известна, но её искусственно «подогнали» под 1982 г. из личных амбиций тогдашних высших «номенклатурщиков». Нынче же можно вполне оперировать (в самых различных аспектах) именно "непосредственно 1500 летним юбилеем Града-над-Днепром". Тем паче, что весь V в. территория Киева была не заселена полностью (в т. ч. и в псевдоюбилейном 482 м году). Была найдена археологами в топографических слоях того столетия лишь единственная стоянка охотников. Да и то не антской колочинско-пеньковской, а склавинской пражской (пражско-корчакской) археологической культуры ! [Баран В. Д. Пражская культура// Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. — К., 1985, с. 78 -- 79; Приходнюк О. М. Пеньковская культура// Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. — К., 1985, с. 78 – 79, 92; Терпиловский Р. В. Колочинская культура// Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. — К., 1985, с. 78 – 79, 98]

2-я половина V – нач. VI столетий характеризовались интенсивным заселением Среднего Поднепровья и ряда прилегающих регионов славянами. Как «первичными» западными (склавинами ранней пражско-корчакской культуры), так и «первичными» восточными (ранними антами ранней колочинской культуры). Последние особенно интенсивно ассимилировали местное более древнее готское, постскифское, сарматское и смешанное гото-постскифо-сарматское население поздней черняховской культуры [Абакумов А. В. Время Бусово// Интеграция археологических и этнографических исследований. — Омск, 2003, с. 269 – 271; Баран В. Д., Магомедов Б. В. Черняховская культура// Этнокультурная карта территории УССР в I тыс. н. э. — К., 1985, с. 46 -- 51].

Какое то время территория Киева была, по-видимому, межплеменным (между склавинами и антами) незаселённым пространством. Где-то в 510 – 515 гг. в этом районе возобладали анты (имена 2 х из основателей города (Кия и Хорива) носят ярко выраженные восточнославянские (синтезированные скифо-славянские [Абакумов О. В. Поліський аспект балто-слов`янського питання // Ономастика Полісся. — К., 1999, с. 144 – 145, 147; Желєзняк І. М., Корепанова А. П., Масенко Л. Т., Стрижак О. С. Етимологічний словник літописних географічних назв Південної Русі. — К., 1985, c. 77 — 80, 169 -- 170]) черты.

После же 515 г. населённость центральной части Киева антами (колочинцами и пеньковцами) и их потомками (собственно восточными славянами) была непрерывной. Основатели Киева сооружают укрепление на Замковой горе, а примерно в 530 г. переносят эту крепость на Старокиевскую гору. Населённый пункт продолжает функционировать непрерывно, что и отобразилось в сознании его жителей на продолжительный период. Народное предание об основании Киева подтверждает археология. Но и не только! Полулегенда о Кие, Щёке, Хориве и Лыбеди относит деятельность означенных персонажей ко временам предшествующим переселению белых (а не чёрных в 896 г. !) угров в 599 г. [Повесть временных лет. — Петрозаводск, 1991, с. 18 — 20].

Данное предание зафиксировала самая первая из редакций «Первоначального Древнерусского Летописного Свода» в конце 10 в. [Кузьмин А. Г. Начальные этапы древнерусского летописания. — М., 1977, С. 137 — 144]. 450 лет информация о жизнедеятельности основателей Киева переходила из поколения в поколение, обрастала некоторыми легендарными подробностями, но в итоге к 990 м гг. для первого неизвестного летописца при Десятинной церкви всё-таки сохранила существенную историко-реалистическую канву. Полулегенда о «Кие, Щеке, Хориве и Лыбеди» в дальнейшем перешла в последующие летописные сборники, а столетие спустя (после первой записи) киево-печерский монах Нестор включил сведенья об основании Древнерусской Цитадели в «Повесть Временных Лет».

А. В.

Comments