Разные ли языки звучат в стенах Верховной Рады ! (лингвистический совет депутатам от фракции ПР)

Безобразнейшая выходка нашеукраинского руховца Я. Кендзьора на заседании ВР 25 мая с. г. не получила от антиоранжевых сил должного отпора. Оппоненты «евроинтеграторов» вместо резкой отповеди зарвавшемуся львовянину (для которого, кстати, родным является вовсе не украинский [полтавско-черкасский], а надднестрянский диалект !), ударились в разъяснения некоторых процедурно-парламентский постановлений.

Хотя «наш ответ Кендзьору» может быть вполне очевиден.

В 10-й статье Конституции Украины записана государственность украинского (иначе русского, руського) языка. Аналогично в Королевстве Нидерландов государственный нидерландский язык. Но язык ! А не к.-л. литературно-деловая его форма (голландская или маастрихтско-фламандская). Или диалект !

Аналогична нидерландской (между украинским и великорусским диалектами 750 лет глотто-хронологического родства, а у голландского с фламандским - 700 лет) ситуация и у нас !

В Конституции провозглашена "державна мова" ! Но именно "мова", а не исключительно к.-л. из её диалектных или же литературно-деловых форм.

Известное постановление начала ХХ в. Российской Академии Наук, которая в обстановне тогдашней эйфории либерализма большинством в один голос поддержала мифологему о том, что старокиевско-великорусский и новополтавский диалекты «отдельные языки», впоследствии, в 1919 г., было денонсировано отзывом выдающимся лингвистом А. А. Шахматовым своего голоса в поддержку «отдельноязычия». С убедительной аргументацией такого своего решения.

Да и современная Украина не считает себя преемнмком Российской Империи. Все зарубежные кафедры славистики в своей нынешней научной и педагогической практике отнюдь не «разводят» великорусскую и украинскую речь за рамки диалектных различий.

14 лет назад (весной 1992 г.) в Киеве, Харькове, Львове и других больших украинских городах возле некоторых вузов появились десятки иноземных студентов-"троечников" - русистов. Все они тогда задались целью изучить наречие И. Котляревского и П. Мирного. Это было им необходимо (так эти горе-лингвисты тогда считали !) для облегчения своей успеваемости. Данные «троечники» надеялись освоить украинский в качестве 2-го (при русском, как основном предмете !) славянского языка - согласно своим учебным процессам.

Однако ! Все филологические кафедры (где эти студенты-русисты надеялись "спихнуть" свои академические обязательства) не засчитали им данный предмет. Эта группа "троечников" вынуждена была переучиваться (с украинского) или на польский, или на болгарский, или на чешский (либо какой-нибудь иной славянский) язык. Или же наоборот ! Преподаватели готовы были принять у данных студентов экзамен по украинскому языку. Но лишь при том условии, что вторым славянским экзаменационным предметом - будет не великорусский.

С 1993 г. данное лингвистическое "паломничество в Киев" прекратилось. Западные филологи считают украинский и российский (если не декларативно, то, по крайней мере, в своих учебных процессах !) - одним языком, но отдельными его диалектами.

Да и Веровный с Конституцинным Суды ещё не трактовали принадлежности к украинскому языку в качестве диалекта той или иной разновидности восточнославянской речи. Разъяснения сих инстанций касались пока что уровня «украинский язык - другие языки».

Так что депутатам-патриотам следуют настаивать на своём праве выступать на старокиевско-карамзиновской литературно-деловой форме (в просторечии - русском языке, но именно в просторечии !) украинского языка. 10-я статья Конституции Украины легитимизирует язык. Именно язык, а не исключительго его новополтавско-котляревскую форму !

A. B.

Comments