Насущность реинтеграции! (Как реализовать Украине свой выход из безъядерного статуса?)

Геополитически Украина, нынче, четветьстепенная страна, эдакий захудалый "придорожный хутор", обитателей которого пинает ногами (как нашего президента на саммите в Праге) "любой проезжающий". Ярчайшая иллюстрация последнего - массовый захват "за долги" отечественных морских судов в портах самых различных стран, особенно т. н. "третьего мира". Возможно ли было такое во времена Киевской Руси, Империи Романовых или Советского Союза! Как бы не прозадолжалось бы, в свою эпоху, то или иное юридическое лицо из подданных этих сверхдержав, никакой иностранный истец не посмел бы решиться (даже посредством официальных органов своего государства) на подобную теперешним антиукраинским "портово-силовым" акциям.

Немаловажный фактор нашего сегодняшнего уничижения - ядерное разоружение Киева в 1-й пол. 1990-х гг. Актуальным, в таком аспекте, выглядит целесообразность выхода Украины из своего безъядерного геополитического режима! Весьма проблематичен, однако, сам процесс подобного восстановления нашим обществом уровня оснащённости своих вооружений, который был бы достоин степени отечественных достижений в науке и технике. Возникает масса всевозможных международно-юридических "зацепок" и казусов. Впрочем, возможен и достаточно нестандартный (с точки зрения нынешних предвзятостей и мифологем) выход из подобного геополитического тупика. Если базироваться не только на традиции Гетманата 17 - 18 вв., но и на киево-русской [Толочко П. П. Древний Киев. - К., 1983, с. 220 - 254] легитимной воспреемственности! Парадоксален в этом плане текст сегодняшней Конституции Украины. Как чёрт от ладана, так и составители теперешнего Основного Закона нашего государства постарались всячески избежать в его тексте любого упоминания древнего самоназвания Киевской Державы - Русь. Даже в единственном параграфе Конституции, где никак невозможно было от этого уклониться, был употреблён [Конституція України. - К., 1996, с. 7] нынешний галицкий (данному понятию!) эвфемизм - Княжа держава.

Целесообразным и уместным выглядела бы реабилитация в отечественном Основном Законе нашего древнего имени. По аналогии со сходными преемственно-легитимными геополитическими прецедентами (Северная Осетия - Алания и Саха - Якутия) необходимо подобное двоякое государственное самоназвание и у нас -- Русь - Украина. В аспекте же возможности ликвидации унизительного (да и не заслуженного нами!) "мелкодержавия" необходим постоянный диалог с другими русскими государствами о целесообразности воссоздания единого государства. Но на последовательно легитимных условиях! В 3-й четв. ХIX в. Сардино-Пьемонтское королевство, объединив Италию, уважило "эпицентр" своей цивилизации - Рим. Столица воссозданного государства, несмотря на все заслуги Турина-"собирателя", была перенесена в "город на семи холмах". Этого не было сделано в подобной ситуации Романовыми. Ни в 17-м столетии, ни к концу Века Просвещения, когда Мать Городов Русских перестала быть приграничным населённым пунктом. Небрежение (хоть и относительное!) естественными правами "Восточнославянского Рима" и предопределило, в немалой степени, последующую послеромановскую повторную фрагментацию Руси. Порознь мы малозначимые государства, которым диктует свою волю любой!

Необходимы компромиссы, учитывающие те или иные "великокняжеские" (как и "удельные") интересы. Именно в таком контексте целесообразно восстановление общерусского центра в Древней Столице - Киеве. Российская провинция в своём подавляющем большинстве не станет держаться за Москву как неизбежный центр воссоздаваемой Державы. За десятилетия выросла существенная неприязненность обитателей "глубинки" к привилегированности жителей Белокаменной. Футбольные "болельщики со стажем" помнят, что почитатели "царя спорта" в провинциальных центрах РСФСР "при прочих равных условиях" преимущественно симпатизировали киевскому "Динамо", а не московскому "Спартаку". Отношения между собственно-русскими республиками должны ориентироваться тезисом "Один народ - разные государства".

Теперешние же группирования в какие-то "нации" отдельных восточнославянских групп в научном плане довольно таки субъективны [Абакумов О. В. Три Переяслави - міграція чи аналогія утворення ойконімів // Мовознавство. - К., 1974, №2 / 3, с. 28 - 31]. Последние различаются между собой [Мавродин В. В. Древняя Русь. - Л., 1946, с. 298 - 310] в меньшей степени чем этнографические подразделения французов, кастильцев и англичан, не говоря уже о ещё более глубокой дифференциации итальянцев, китайцев и немцев. Более того, различные южнорусские субэтносы (объединяемые нынче "украинской" "переписной" графой) разнятся друг с другом (галичане, "конкретные" украинцы, лемки, бойки, гуцулы, буковинцы, полищуки и, тем более, закарпатцы) этнографически, антропологически, а кое-где и лингвистически сильнее чем, например, архангельские поморы и западно-подоляне. Последние же, как известно, являются крайне юго-западным ответвлением собственно украинцев. Белорусы, украинцы и великороссы "сгруппированы" сейчас весьма произвольно!

В последние годы существенно усилился процесс реинтеграции минского и московского геополитических центров. Следующий шаг, естественно, за Матерью Городов Русских. Вполне реально подключение к данному центростремительному воссоединительному процессу древнейшей [Павленко Ю. В. Передісторія давніх русів у світовому контексті. - К., 1994, с. 297 - 312] из нынешних составляющих восточного славянства. Принципиальным и предельно щепетильным является аспект уникальных геополитических значимостей Полоцко-Виленско-Минской, Новгородско-Суздальско-Московской и Артанийско-Киевской государственнических традиций (при очевидном приоритете последней) в контрапункте самого процесса Воссоединения. Весьма целесообразно восстановление русского центра в Древней Столице - Киеве. Это естественный приоритет нашего Восточнославянского Рима.

А как же быть с правами Москвы?

Заслуги последней в отечественной истории весьма весомы, но хронологически легитимность этой столицы всё-таки младше киевской! Решение данной дилеммы - в гармоничном разделении полномочий обоих мегаполисов.

Киеву вполне естественна была бы роль политического центра будущей Воссоединённой Руси (Вашингтон ведь тоже не самый большой город в США!). Здесь, под сводами Святой Софии, весьма приличествовало бы принесение присяги каждым из общерусских президентов на свой очередной представительский срок. По аналогичной германской схеме (Бонн - Берлин) осуществлялся бы постепенный переезд высших государственных учреждений из Белокаменной в Город-на-Днепре. Рациональным выглядело бы размещение в Киеве первоначально ряда автономных (типа Верховного Суда) федеральных инстанций. Мать Городов Русских могла бы обладать приоритетом и в проведении разного рода крупных международных мероприятий нашей воспрянувшей Державы. Град же Юрия Долгорукого сохранил бы свою роль экономической столицы (аналогично американскому Нью-Йорку) страны. Функция же Патриаршей Резиденции чётко и строго определена отечественной православной канонической традицией за Москвой! Минск же, в аспекте стимулированного Воссоединением Руси более широкой реинтеграции, способен интенсифицировать свои функции эсэнгевского "Брюсселя". В контексте же подобного сценария развития ближайших геополитических процессов Восточноевропейско-Североазиатского макро-региона, вполне реализуемо восстановление, как международно-юридическое наследие одного из 3-х объединяющихся (вокруг Украины!) государств, ядерного статуса нашей страны.

А. В.

Comments