Набор мифологем (Фальсификации -- сущность идеологии оранжевых) [Донецкий кряж. Донецк. -- 2008. №25, С. 7]

У современного оранжевого политбомонда установился определённый стандартный набор лозунгов и заклинаний, в истинности которых (по мнению популяризаторов означенных догм) каждый обязан быть «не жаше сумняшися».  

Однако ! Насколько сей набор тезисов соответствует действительности ?

Перечислим некоторые из них.

1) Носители археологической трипольской культуры (сер. IV – кон. III тыс.) Правобережной и частично Западной Украины якобы были украинцами. Или, по крайней мере, прямыми предками украинцев.

1. В первые годы после открытия в самом конце ХIХ в. В. В. Хвойкой этого крупного энеолитического археологического комплекса гипотеза о пращурности трипольцев по отношению к современному населению Украины казалась весьма вероятной. Последующие же исследования привели учёных (к середине прошлого столетия) к выводу о тупиковости (по крайней мере на Украине !) развития трипольской культуры. Дальнейшее 50 летнее изучение её (да и иных !) археологических памятников ещё более убедили в практическом отсутствии преемственности русичей к трипольцам. В лесостепи и на севере Украины трипольцы были разгромлены балтославянскими племенами культуры боевых топоров и шнуровой керамики (представителями их среднеднепровского варианта). В степи же остатки трипольцев и полу-трипольцы были вытеснены носителями ямной и катакомбной культур (древними ариями). Определённое (но не главное !) наследование трипольских культурных традиций наблюдается у волохов (румын и молдаван). У украинцев же эта преемственность (через волошское «посредничество») незначительна.

Печенеги тысячу лет назад занимали половину территории Украины ! Это, однако, вовсе не означает, что украинцы потомки этого огузского племени ! Часть печенегов приняла участие в формировании объединения «чёрных клобуков». Последние же лишь незначительно повлияли на этногенез современных украинцев.

Аналогичная ситуация и с трипольцами. Оные были не только неукраинцами, но даже и неславянами, и неиндоевропейцами.

2) «Клятый москаль» Андрей Боголюбский в марте 1169 г. якобы разрушил Киев.

2. Что же на самом деле произошло тогдашней ранней весной ?

На Руси шла междуусобная война 2-х больших военно-политических объединений князей. Новгородско-полоцко-киево-волынская коалиция противостояла северянско-смоленско-суздальско-переяславско-вышгородской. Галичина Ярослава Осмомысла занимала в этом конфликте нейтральную позицию.

Киев в самом конце зимы 1169 г. окружили переяславль-русский, вышгородский, овручский, смоленские, северские и нек. др. полки. Предводителя этой военно-политической «оси» (Андрея Боголюбского) под Матерью городов русских тогда не было. Владимиро-суздальский князь в это самое время координировал боевые действия основных своих сил против Новгорода и находился в районе Торжка. Глава анти-киево-волынской княжеской группировки прислал для поддержки своих союзников лишь 3 полка во главе с воеводой Борисом Жирославичем, “прикомандировавши" при нём одного из своих сыновей-подростков — Мстислава.

Формально самыми «старшими» из 12 собравшихся под “древнерусской колыбелью” Рюриковичей считались Глеб Юрьевич Переяславль-Русский и Роман Ростиславич Смоленский. Они были единственными среди этих военных предводителей великими региональными князьями. Наибольшим же авторитетом полководца пользовался тогда один из “удельников” — Олег Святославич Новгород-Северский Младший (внук пресловутого «Гориславича» -- своего, кстати, полного тёзки).

Вот кто-то из этих трёх главных фигур осаждавших (двое же из них — правители праукраинских волостей !) по-видимому и инициировал (на очередном княжеском военном совете) идею отдать Киев, после взятия города штурмом (за сопротивление его жителей их коалиции), на 2-дневный “поток” (грабёж войсками). Суздальский же воевода не смел бы вообще подавать какой-либо решающий голос на совещании Рюриковичей. Иное дело, что овладев Киевом, победители отдали лучшую часть трофеев “залесскому” воинству своего отсутствующего предводителя — Андрея Боголюбского. Москвичей же совсем не было среди 3-х полков Суздальщины, которые брали участие в осаде Матери городов русских.

Пётр Бориславич (автор «Киевской летописи» и «Слова о полку Игореве», а также большой патриот города Киева) весьма негативно в своей публицистике отнёсся ко всем 3 м князьям-предводителям осады Киева в марте 1169 г. Об Андрее же Боголюбском «Киевская летопись» отзывается весьма положительно.

3) Русский язык якобы чужой на Украине. Он де мол сформировался на Московщине и является оккупационным в Киеве.

3. Однако тексты написанных в Матери городов русских «Слова о полку Игореве» (1185 – 1187 гг.) и «Слова о погибели Земли Русской» (1238 г.) гораздо ближе именно к современному великорусскому диалекту, чем к белорусскому и украинскому.

Даже идеолог Конгресса Украинских Националистов (известный историк) В. С. Коваль, отметил в 2002 году на телеканале «1+1» (на одной из тогдашних передач Д. Яневского) большую близость текста «Слова о полку Игореве» к «кацапской» мове, а не к украинской.

Да и впоследствии великорусская (старокиевская) письменная норма (наряду с церковнославянской и старобелорусской) использовалась в документах на Украине. Как, например, в тексте «Книжки…» Ивана Вишенского на рубеже 16-17 вв. Сохранилась и народная разновидность старокиевского диалекта (собственно живой русский язык !) в ряде районов Украины, несмотря на формирование в Южной Руси в 14 – 16 вв. и других параллельных народных наречий (гл. о. смешанного старокиевско-старобелорусского происхождения). Одним из таковых и оказалась полтавско-черкасская лингвистическая форма.

На территории же Владимиро-Суздальского, Муромо-Рязанского и Смоленского княжеств, а также на землях Великого Новгорода и Псковской вечевой республики русский язык распространился достаточно поздно. Только к нач. 14 в. в Граде-над-Ильменем местный ильмено-словенский диалект (язык ранних новгородских берестяных грамот) сменяется на русский Аналогичные процессы (и примерно в то же время) происходят и в большинстве других великорусских княжеств. И там местные племенные (кривичские, вятичские, северо-восточно-северянские) наречия сменяются старокиевским (русским) диалектом в течение 13 – 16 вв.

Киев – родина русского (великорусского) языка, колыбель русской цивилизации, былинная столица русского эпоса.

Великорусский диалект – одна из форм украинского языка, который не ограничивается лишь одной своей полтавско-черкасской нормой. Все разновидности украинской мовы (полтавско-черкасская, старокиевско-великорусская, надднестрянская (язык галицкой «руськой трийцы»), центрально-полесская, гуцульская, лемковская, бойковская, западно-полесская, волыняцкая, буковинская и восточно-полесская) подлежат одинаковой трактовке 10 й статьи Конституции нашей страны.

Что же тогда, читатель спросит, подразумевать под «российской мовой» в контексте той же 10 й статьи Основного Закона Украины ?

Ильмено-словенский диалект ! Он был характерен для части нынешней российской территории. Филологи уже восстановили его грамматику и фонетику. Ильмено-словенский язык сейчас вполне конкретен. Также как и латынь, и санскрит, и язык ранней «Авесты».

4) «Московская держава» якобы приняла 173 законодательных акта и указа против украинской мовы.

4. Только два. Валуевский циркуляр и Эмсский указ.

Все остальные «карательные» лингвистические коллизии касаются старобелорусского диалекта – официоза Великого Княжества Литовского и канцелярий Гетманата З. Б. Хмельницкого и его преемников. Эта языковая форма существенно отличалась от народных говоров Малой Руси 18 го столетия.

Гр. С. Сковорода отмечал в своё время годы отчуждённость и малопонятность для простого украинского крестьянина и мещанина тогдашней т. н. «руськой мовы». Последняя же как раз и является самым поздним из этапов в развитии полоцко-виленской (старобелорусской) деловой лингвистической нормы. Великий просветитель, в то же время, заметил большую понятность «российской мовы» (т. е. великорусского диалекта) тогдашнему среднестатистическому «малорусу». Что в немалой степени и определило выбор самого Григория Саввича в пользу именно старокиевско-неомосковской литературно-официальной формы (с допущением лишь некоторых старобелорусских идиоматических оборотов).

Да и 300 летней давности переписку Ивана Мазепы с Мотроной Кочубей пришлось издать (В. А. Шевчуку) в переводе на современную украинскую форму. Текст (старобелорусский !) в оригинале оказался уж очень малопонятным современному читателю. В то же время публицистическая полемика (2 й пол. 16 в.) Ивана Грозного и Андрея Курбского до сих пор выдерживает свои издания без филологической «модернизации». Это обстоятельство лишний раз подчёркивает правоту Гр. Сковороды в его характеристике большей близости «российского» и украинского наречий друг к другу, чем каждого из них со старобелорусским письменно-деловым диалектом.

Здесь указаны лишь 4 из характерных оранжоидных мифологем. Но их сотни. Приглашаю желающих продолжить их перечисление и характеристику.

Представители оранжевого политико-идеологического спектра нашей страны считают себя борцами "за правое дело" ! Но почему же для своего "правого дела" им требуются вагоны лжи !

5) Конотопская битва – поражение «клятых москалей» якобы от украинцев.

5. Одной из значительных на территории Украины военных баталий 3 й четверти XVII в. явилось Конотопское сражение в июле 1659 г. 350 летие данного события на правительственном уровне Украины собираются отмечать через год. Но почему такого рода церемоний не удостоились победоносные для украинцев тогдашние битвы с поляками при Жёлтых Водах, Корсуни, Пилявцах и Батоге ? «Круглые» даты этих сражений (миновавшие в течение последнего десятилетия) были официальным Киевом проигнорированы !

Всё дело в том, что битву под Конотопом (иначе именуемой историками – «катастрофой великорусской отборной конницы на реке Сосновке») кое-кто пытается представить исключительно в виде великорусско-украинского боестолкновения. Но это опять-таки одна из многочисленных мифологем «оранжевого бомонда».

Весна 1659 г. застала Украину в состоянии междоусобицы, которая длилась уже более полутора лет (вскоре после смерти гетмана З. Б. Хмельницкого) и с тех пор не ослабевала. Различные фракции казачьей старшины сталкивались между собой, затем перегруппировывались и разворачивали новый виток гражданской войны. Относительно полонофильской группировке И. Выговского (регента при гетмане Ю. Хмельницком), Ю. Немирича и П. Тетери противостоял более-менее пророссийский блок И. Беспалого (наказного гетмана), И. Сирко и (неcколько позднее) И. Богуна. Коалиции последних, естественно, оказывали содейcтвие расположенные на территории Украины отряды московитян. Кроме того, в поддержку группировки Беспалого границу Гетманщины пересекла крупная русская армия во главе с князем А. Трубецким. Среди её различных подразделений находились и полки украинцев Слобожанщины (около 10000 казаков), в составе которых находился, кстати, брат И. Сирко [Яворницький Д. І. І. СЁрко, славний кошовий отаман вЁйська запорозьких низових козакЁв // Iван СЁрко. ЗбЁрник. — К., 1992, с. 11]. Были там и другие мерефские родственники прославленного предводителя запорожцев. Определённая часть сил И. Беспалого (неcколько тысяч человек) сумела присоединиться к царской армии.

Выговский призвал на помощь польскую шляхту и крымского хана. Последний решил использовать представившуюся "оказию" для грандиозного набега на восточнославянские земли. Магомет-Гирей IV вовлёк в свой поход почти все крымско-татарские силы и большинство вассальных ему ногайских улусов Прикубанья и Сев. Причерноморья, что, кстати, и облегчит анти-тюркские военные действия (тем же летом) И. Сирко под Очаковым и Аккерманом. Турки, в свою очередь, прислали в помощь ханской "армии вторжения" свои артиллерийские части. И даже полу-вассальные Бахчисараю темрюкские черкесы прислали своё войско. Так что имело место почти «тотальная» мобилизация воинского потенциала (насчитывающего в целом до 110 тысяч бойцов) державы Гиреев.

Участие же 25 тысячного контингента(а (среди них до 10 тысяч польских шляхтичей и немецких наёмников-кнехтов) И. Выговского, Гр. Гуляницкого и Ю. Немирича на стороне 100 тысячных крымскотатарско-ногайско-черкесских сил Магомет-Гирея IV нисколько не отрицает основной сути Конотопской баталии – последнего крупного поражения «русичей» в их многовековой (ведшейся с переменным успехом !) борьбе с тюркскими кочевниками.

При различных исторических обстоятельствах в процессе «генеральных сражений» «степи» и «леса» бывали случаи, что тюрки оказывались в составе русских сил, а «русичи» -- в рядах ордынцев и пост-ордынцев. Так, например, в битве на Синих Водах в 1362 г. в составе татарского войска действовал тумен пост-бродников («окормлявшихся», вместе с другими русскими жителями собственно Золотой Орды, православными епископами г. Сарай-Берке во 2 й пол. 13 – кон. 15 вв.) во главе с темником Дмитрием-солтаном (Деметрием) [Шебудько Ф. М. Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского. – К., 1987, с. 44, 57, 66 -- 72]. В сражении же на Ворскле (1399 г.) на стороне русско-литовской армии воевали отряды бывшего сарайского хана Тохтамыша. И в Куликовской битве (1380 г.) в рядах Мамая оказались, естественно, те же пост-бродники (порядка 10 тысяч конников).

Конотопская баталия (а точнее – серия многодневных боёв в пространстве между р. Сосновка и городом Путивлем) отобразилась в позднем великорусском воинском эпосе [Русская народная поэзия. Т. 1. Эпическая поэзия. — Л., 1984, c. 239 — 243, 407], В известном «Сборнике Кирши Данилова» ! Любопытно вчитаться в текст этой исторической песни – «Гибель Пожарского».

За рекою, переправою.

За деревнею Сосновкою,

Под Конотопом, под городом,

Под стеною белокаменной,

На лугах, лугах зелёных

Тут стоят полки царские,

Все полки государевы,

Да и роты были дворянские.

А из далеча-далеча из чиста поля,

Из того ли из раздолья широкого

Кабы чёрные вороны табуном табунилися, --

Собирались-съезжались

Калмыки со башкирцами.

Напущалися татарове

На полки государевы,

Они спрашивают, татарове,

Из полков государевых

Себе сопротивника.

,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

Далее описывается поединок князя Семёна Романовича Пожарского (одного из русских воевод в войске Трубецкого) с татарским богатырём, победа героя (четвероюродного племянника известного Освободителя Москвы), его коварное пленение и дерзкая речь к хану, казнь и последующее «обретение святых мощей».

В данном эпическом произведении врагами русских под Конотопом названы "татарове" и нек. иные этнические группы центральноазиатского происхождения. Ни запорожцы, ни "черкасы", ни кто либо из украинских казаков в "Гибели Пожарского" вообще не упомянут. "Эпическая память" московитян отобразила лишь основного "супостата" русских под Конотопом. Эпос же украинцев вообще никак не прореагировал на Конотопскую битву. В «Думах» это сражение отсутствует. Хотя главнейшие боестолкновения Освободительной войны 1648 – 1654 гг. против Речи Посполитой в народной исторической памяти украинцев отображены [«Героїчний епос українського народу». – К., 1993, с. 7 – 292].

Впрочем, украинским (противостоящим коалиции И. Выговского – Г. Гуляницкого – Ю. Немирича – П. Тетери) же силам и удалось в значительной степени нейтрализовать успех степняков на реке Сосновке. Запорожцы, во главе с Урус-Шайтаном (И. Сирко), в заключительные дни «Конотопско-Путивльской операции», действуя на своём стратегическом направлении, разгромили (оказавшихся в тот момент из-за всеобще-ханствовского похода без боеспособных мужчин) ногайские «орды» С.-З. Причерноморья [Яворницький Д. І. Указ. соч., с. 14 – 15]. Большая часть крымского войска (размещённого в этот момент на стыке Гетманщины, Слобожанщины и Центральной России) бросилась на юг, спасать свои улусы (донские же казаки, параллельно запорожцам, тоже обрушились на восточные и кубанские «орды» ногайцев). Магомет-Гирей прекратил атаки на Путивль, где окопалась, лишившись своего авангарда, основная русская армия князя А. Трубецкого. Хан отказался от задуманного им большого похода на Москву, а затем и совсем ушёл в степь, полонив на востоке Гетманщины значительный украинский «ясырь».

Последнее из перечисленных обстоятельств не осталось безнаказанным для И. Выговского !

11 сентября 1659 г. была созвана Чёрная Рада под Германовкой (южнее Киева). Данный форум имел печальные последствия для «конотопского триумфатора». Его заставили "сдать" гетманские булаву и бунчук. Хотя германовская Чёрная Рада и не имела столь печальных (как для "оказавшихся в меньшинстве" лидеров казачьих группировок — А. Сомко и В. Золотаренко) последствий знаменитой (описанной П. Кулишом) нежинской 1663 го года, однако пришлось таки Выговскому 349 лет назад "верхом в одной сермяге удирать".

И что это за Конотопская «виктория» в июле 1659 г., якобы победоносная для Украины. Что-то не вериться, что через 2 месяца после столь «блестящей победы»", «триумфатора» столь позорно "прокатят" на народном форуме !

Конотопское сражение — несомненно отрицательное явление в истории восточного славянства. Это одно из крупных поражений оседлого мира Евразии в его многовековой борьбе с кочевой Великой Степью. Началось же данное противостояние ещё в 12 – 10 вв. до н. э. [Абакумов А. В. Арта и Сакаити // Интеграция археологических и этнографических исследований. – Омск, 2003, с. 266 – 269.], а завершилось оно лишь ко 2 й четверти ХХ столетия н. э.

Считать же Конотопскую битву победой украинцев над великороссами – то же самое, что объявить Куликовское сражение поражением украинцев от московитян. Среди 10 тысяч мамаевых пост-бродников – по меньшей мере половина была одним из предковых компонентов для украинских казаков.

A. B.

Comments