А украинской ли была так называемая "УПА" ? [Экономическая газета. -- М., 2003, №4-5, с. 8 ; «2000». – К., 2006, №42, С. А5]

Предстоящее намерение Кабинета Министров Украины реабилитировать коллаборационистские структуры периода Второй Мировой войны (типа дивизии SS "Galicien", "УПА", "Буковинского куреня", "Полесской сечи") вызывают протест в самых разнообразных кругах мировой общественности. Резко негативную оценку попыткам определённых политических сил Галичины, Буковины, Волыни и их киевских "лобби" обелить прикарпатскую полицайщину дал в первых числах октября с. г. министр иностранных дел Польши Вацлав Цимошевич, а затем и премьер-министр этой страны Лешек Миллер.

При подобного рода протестных демаршах мидовские апологеты коллаборантов, окопавшиеся на одной из самых красивых (Михайловской !) площадей Матери Городов Русских, как правило, демонстрируют некое подобие возмущения "вмешательством в наши внутринациональные проблемы". По их мнению "Украинскую повстанческую армию" ("УПА") украинцам и реабилитировать !

Но были ли украинцы в "ОУН-УПА" ?

Нет ! Т. н. "Украинская повстанческая армия" ("УПА"), как и дивизия SS "Galicien", была однозначно прикарпатской структурой. Почти весь её "провод" (хорошо хоть, что не "кабель" !) состоял (как и большинство рядовых боевиков) из галичан (вместе с лемками, бойками и гуцулами). Хотя "командированы" тогда эти ударные группы бандеровцев были Абвером на Волынь ! Были в составе созданной ведомством В. Канариса в октябре 1942 г. "УПА" и буковинцы с волыняками. Хотя среди коллаборациониствующей части последних было более популярно другое "фыркающе"-полицайское движение -- т. н. "Полесская Сечь". Такой же (как и у волыняцких коллаборантов) расклад симпатий был и среди западно-полищукской полицайщины. Пятым по численности субэтническим компонентом (среди фигурантов "ОУН-УПА") оказались, как это ни покажется парадоксальным, великороссы. К бандеровцам перебралось в 1944 г. немало военнопленных уроженцев РСФСР, ранее повёрстанных в разнообразные оккупационно-карательные и непосредственно-полицайские структуры как коховского "рейхскомиссариата", так и франковского "генерал-губернаторства" (львовского "дистрикта" последнего). И только шестыми в означенном "реестре коллаборационизма" оказались природные украинцы !

И это на фоне того обстоятельства, что этно-культурные отличия последних от галичан, лемков, бойков и гуцулов сильнее, чем подобная же дифференциация украинцев с великороссами !

Геноцид волынских польских сёл "оуновцами" в 1942 -- 1944 гг. был своего рода "черновой работой" для нацистских оккупантов, у которых тогда "не дошли руки" до фабрикации прецедента (немецкий формализм !) давно уже запланированным истребительным акциям против местных крестьян-лехитов. (Восточнославянское население края было поставлено гитлеровско-гиммлеровскими планами во "вторую очередь" уничтожения !). Гебитскомиссариатские же отчёты той поры пестрели восторженными живописаниями деполонизации Волыни. И не без комплиментов "ОУН-УПА" !

Вот одна из причин решительного негативизма польской общественности к бандеровщине !

Последняя, кстати, до июля 1941 г. и была офизиозным союзником Третьего Рейха, а затем, с весны 1944?го, возобновила сей альянс. После ухода бандеровской "ОУН" (перед осенью 1941 г.) в "полуоппозицию" к А. Гитлеру, её "антифашизм" был имитационным, согласованным с Абвером, Гестапо и др. службами РСХА. Помимо этого, бандеровцы за всё время оккупации оставались достаточно старательными поставщиками продовольствия для немцев. Особенно же интенсивно данная "подхарчёвка" осуществлялась в период т. н. "инсургентства" "ОУН-УПА" (осень 1942 -- весна 1944 гг.) !

И именно в означенное полуторалетие и был проведена (под аплодисменты гитлеровцев) основная ликвидация бандеровцами польских сёл Северо-Запада УССР.

Германский фашизм осуществлял геноцид Украины и любое противостояние ему и есть отечественная война. Таков смысл (вопреки разглагольствованиям ряда нынешних досужих "ниспровергателей всего и вся") вооружённой борьбы 1941 - 1945 гг. в нашей истории имел бы место даже в случае нахождения тогдашней нашей территории в составе чанкайшистского Китая ! Украина дала антигитлеровской коалиции 6 млн. бойцов, в т. ч. ряд видных полководцев : Р. Малиновского, А. Ерёменко, И. Черняховского, П. Рыбалко, Дм. Лелюшенко, А. Гречко, И. Якубовского, Ф. Костенко, С. Тимошенко и мн. др. Разве можно ставить рядом с этими славными именами фамилии оберполицаев (и неукраинцев !) С. Бандеры, А. Мельника, Я. Стецько и Р. Шухевича !

На Украине, кроме того, развернулось многотысячное реальное партизанское движение. Оно было достаточно эффективным. Чего не скажеш о бандеровско-абверовских имитациях.

Нынче старые коллаборационисты-практики в своих "сопереживаниях" событий 2-й мировой войны умудряются наиболее зримо разрушать все те витиеватые современные мельниковско-бандеровские пропагандистские клише о якобы борьбе "упашников" "на два фронта". Бывшие полицаи (участвуя в "гайдпарковских" тусовках 1990-х гг. на знаменитой киевской "Рулетке") поначалу, как правило, декларировали свои "героические заслуги" в борьбе с "клятыми-перепроклятыми" "коммуно-москалями", польской Армией Краёвой и (коих, в начале своих рассуждений, всего лишь журят !) немцами. Затем с умилением переходили к воспоминаниям о гитлеровском "новом порядке", дружеском отношении к ним пана гауптштурмфюрера из соседней немецкой эсесовской части, совместное с сиим "оберстом" распитие шнапса и обоюдные "акции" против "совицьких", суровость гебитскомиссариатских служб с уголовщиной и т. п.

Причём рассказы эти "исполнялись" исключительно если не на галичанском "язычии", то на гуцульском, бойковском или лемковском диалектах. В лучшем случае по украински, но с дичайшими прикарпатскими "прононсами". Ни одного этнического украинца среди означенных ветеранов-вояк зафиксировано не было.

О своём пронацизме ветераны "УПА" проболтывались и в ряде апологетико-бандеровских передачах на различных украинских телеканалах накануне 60?й годовщины создания этой организации Абвером 14 октября 1942 г.

Так, например, за три дня до "юбилея" на первом канале Украинского Телевидения один из "упашников" восхвалял период пребывания Галичины под Третьим Рейхом с лета 1941 и по весну 1943 гг. на том основании, что в т. н. "автономном львовском дистрикте" "генерал-губернаторства" тогда не было такого сурового оккупационного режима, как на остальной территории УССР. Другой ударился в анализ реминисценций военной стратегии противостоящих на советско-германском фронте сторон и с неподдельным сочувствием при этом активно переживал и "болел" за немецкую сторону конфликта. Третий с восторгом вспоминал ситуацию 1944 г., когда ряды "УПА" пополнили десятки тысяч бежавших от Советской Армии непосредственных полицаев, как и тысячами -- эсесовцы из дивизии "Galicien".

А это разве не коллаборационисты ! И этот контингент "упашников" киевский Кабмин тоже собирается объявить "борцами за волю Украины" ?

И если старые полицаи и их апологеты среднего возраста пытаются трактовать бандеровщину как некую "третью силу" в Великой Отечественной войне, то нынешняя проруховская молодёжь более откровенна. Она активно "педалирует" именно пронацизм "УПА", живописуя в своих интернетских обменах информацией немецко-псевдоукраинское (нацистско-бандеровское) боевое братство. [См. фото]












Так что аббревиатура "ОУН-УПА" не выдерживает смысловой критики.

В 1920?х гг. группа украинских эмигрантов во главе с Дм. Донцовым разработала свой вариант фашистской теории. Назвали они её -- т. н. "интегральным национализмом". В среде собственно украинской эмигранской общественности (а тем паче в самой УССР) сия тогдашняя идеологическая новация особого распространения не получила. Подхватили же данную разновидность фашизма (решительно видоизменив её в сторону приоритета эрзац-униатства и "зверхности" галичанского менталитета над украинским) прикарпатцы. Да так, что сам Донцов (после переориентации коновальцевской, ещё единой, "ОУН" на союз с нацистами) стал дистанцироваться от своих "русинских учеников". В годы же 2?й Мировой войны данная размолвка теоретика "интегризма" и его галицких "последователей" усилилась.

Гносеологически выверенным для т. н. "ОУН-УПА" подошла бы аббревиатура ОГИ-БОПТ (Организация галичанских интегристов -- Боевые отряды прикарпатских тоталитаристов).

_____________________

Верховная Рада Украины действительно должна поднять на одной из своих сессий вопрос об ОГИ-БОПТ ("ОУН-УПА"). Парламент государства должен таки квалифицировать сию организацию как коллаборантскую и осудить её так, как осудили вишистов во Франции, а квислинговцев в Норвегии.

А. В.

Comments