Оскорбление русского крестьянства и казахского аратства (резолюцией Европарламента) [2000. -- К., 2008. №45, с. F7; Донецкий кряж. -- Донецк, 2008. №41, с. 6]

 

        23 октября Европарламент (представительный орган ЕЭС) признал Голодомор 1932-1933 гг. преступлением против украинского народа и выразил ему своё соболезнование. Только жители УССР в этой резолюции названы непосредственной жертвой сталинских преступлений начала 30-х годов. Тем самым в счёт страданий украинского народа предаются забвению миллионы жертв в других республиках СССР, миллионы лиц других национальностей, погибших от голода в 1932-1933 гг.

       В резолюции депутаты Европарламент также призвали страны бывшего СССР открыть архивы на эту тематику для «исследования организации Голодомора» на Украине.

       Однако !

     Если высший представительный орган ЕЭС уже (как ему кажется) исчерпывающе охарактеризовал Голодомор 1932-1933 гг. в виде «преступления Кремля против украинцев», Верховная Рада – в качестве «геноцида народа Украины», президент украинского государства и его администрация – «сознательно спланированного Москвой геноцида украинского народа», то для чего тогда нужны архивы ?  Если бы у означенных инстанций ещё не было столь категорических характеристик перипетий 75‑летней давности, то российскому и казахстанскому правительствам был бы резон пускать в свои архивы западноевропейских и украинских «геноцидоискателей», но при наличии же столь уверенных дефиниций по поводу Голода  начала 30‑х гг. минувшего века – зачем что-то ещё изучать !

      Хотя и не в этом основной резон для отказа допуска «голодомороведов» в российские и казахстанские архивы.

      Решение Европарламента от 23 октября с. г., а также категорические резолюции ВР и президента Украины определяют в качестве жертв Голода 1932-1933 гг. почти исключительно украинцев. Жертвы же в России и в Казахстане означенными институтами преуменьшаются, объявляются последствиями засухи (которой и там, кстати, тогда тоже не было) или, по крайней мере, локализуются в районах, населённых украинцами.

      Голод 1932-1933 гг. охватил основные зерновые районы СССР : большую часть Украины, Северный Кавказ, Дон, Поволжье (особенно Среднее и Нижнее), значительную часть Центрально-Черноземной области, Казахстан, Западную Сибирь, Южный Урал. При анализе демографических изменений в 3‑х наиболее пострадавших от Голода 1932-1933 гг. республиках между Переписями 1926 и 1939 гг., количество погибших голодной смертью определяется в УССР в 3.5 миллионов человек (на чём сходятся почти все объективные исследователи), а в РСФСР – 6.5 миллионов. Всего по СССР разница между ожидаемой и реальной к 1939 г. численностью населения оказалась порядка 13-14 млн. душ. Вот почти вся эта «разница» и пришлась на жертвы Голода 1932-1933 гг. Демографические потери Казахстана исчисляются в 2 миллиона, но из них погибших 1.5 миллиона, а почти 500 тысяч кочевников-скотоводов эмигрировало. Среди погибших от голода 1932-1933 гг. в КазССР – свыше 400 тысяч крестьян-славян (две трети из них – великороссы). У казахов же непосредственно погибло голодной смертью более 500 тысяч аратов, примерно столько же их погибло при перекочёвке-эмиграции и менее чем полумиллиону удалось уйти в Джунгарию. Так что даже если считать число погибших казахов в 1 миллион, то процент жертв событий 75‑летней давности у казахского народа значительно выше, чем среди украинцев. И даже если только «остановиться» на казахах, погибших в 1932-1933 гг. «чисто» голодной смертью (500.000 душ), то всё равно удельные потери этого кыпчакского народа выше (0.5 млн. из 4‑х), чем у украинцев (3.5 миллиона из примерно 30).

     «Эпицентром» же Голода 1932-1933 гг. в славянских республиках оказалась Саратовщина (украинского населения там по Переписи 1926 г. – всего лишь около 5%). В Саратовской области погибло тогда почти 40% местных сельчан. Больше, чем в любой  из тогдашний украинских областей. На Кубани же в 1932‑м и в 1933‑м годах голод был примерно такой же как и на Дону.

        В те же годы в Ульяновской области от голода погибли мои дядя и тётка. Среди моих же украинских родственников (крестьян Запорожской области) – тогда погибших не было.

      Официальные сентенции Европарламента, Конгресса США, Верховной Рады и президента Украины по поводу Голода 1932-1933 гг. оскорбляют российское крестьянство (понёсшего 75 лет назад в абсолютных цифрах почти в 2 раза большие потери, чем украинцы) и в ещё большей степени наносят оскорбление казахскому аратству.

         В силу же означенных оскорбительных резолюций против крупнейших социальных групп РФ и Казахстана, как Кремль, так и Астана вправе запретить допуск к своим архивам представителям оскорбителей.

 

 

Абакумов  А. В.              26.10.2008 г.

 

Comments