Опасный поворот (к 10-летию ГКЧП)

Наступило 10-летие апогея саморазразрушительных для Руси процессов кон. 1980-х – нач. 1990-х гг., связанного с созданием, функционированием и падением ГКЧП.

Для истории представляется вполне естественным то обстоятельство, что каждое государство, которое первым начинает культивировать новую общественно-экономическую формацию, как правило, терпит крах. И только с третьей-четвёртой "попытки" более прогрессивный социальный строй утверждается в виде лидирующей группы стран планеты.

Потерпел полную катастрофу последовательно-раннерабовладельческий (при Третьей Урской династии) Шумер. "Через-пень-колоду" (и не без периодических крахов) утвеждалось классовое общество в Древнем Египте. Античная же форма рабства, прежде чем расцвести "пышным цветом" в Римской империи, прошла неуспешное (в целом) "опробывание" в Афинах и нек. др. эллинских полисах. "Авангард феодализма" (позднесасанидский "ануширвановский" Иран) стал (в момент социально-экономических неурядиц со своей передовой, но ещё прочно не устоявшейся, азатско-бенефициарной поземельной системой) относительно лёгкой (в отличие от равновеликой ему по потенциалу, но только лишь вступавшей на раннефеодальную "стезю", пост-юстиниановой Византии) добычей арабских завоеваний.

Первый капиталистический опыт Флоренции, Генуи и Венеции закончился повторной феодализацией данных городов-государств. Нидерландский "эксперимент" XVI – XVIII вв. был среднеуспешен. И только лишь в лице Британской буржуазно-постаристократической империи капитализм "оседлал" в 18-м столетии лидирующую геополитическую нишу среди землян.

Такой же закономерности не мог избежать и "фундатор" социалистического эксперимента на планете !

Известно мне : погибель ждёт

Того, кто первый восстаёт

(К. Ф. Рылеев "Наливайко")

Однако !

Русский коммунистический "первый блин" достаточно успешно (хотя и не без серьёзнейшей общественной "перегрузки") не желал "становиться комом". Была создана своеобразная раннесоциалистическо-полувоеннофеодальная система с экономическим уклоном к ВПК, великолепно проявившая себя во 2-й мировой войне. Именно специфика сталинского народного хозяйства СССР и оказалась самым важным (среди нескольких решающих факторов) элементом нашей победы в глобальном столкновении с нацистской Германией.

Тенденции же номенклатуры к сословной (а затем и классовой) самоорганизации радикально тормозились жёсткой централизацией советского общества, государственным характером основных сторон его жизни. Хрущёвско-брежневские же "оттепели" стали благоприятствовать автоидентификации формирующегося правящего сословия.

Обусловленная спецификой 2-й четв. ХХ в. сталинская экономика объективно должна была бы к концу столетия пройти определённый цикл административно-управленческих и народно-хозяйственных преобразований. Однако (в связи с брежневским нарастанием феодально-рентных потребительских настроений у большей части номенклатуры) развивалась тенденция к относительному застою и сохранению существенного "отрыва" Запада от СССР по уровню среднестатистического потребления материальных благ.

Возможен был и вариант нео-НЭПа. Возвращения к определённой многоукладности экономики. Но опять-таки при условии ужесточения диктатуры пролетариата ! У "младших" же поколений номенклатурной элиты (как и у московского с ленинградским полудиссидентских либеральных квазиинтеллектуальных бомондов 1960-х – 1980-х гг.) "слюньки текли" от "прелестей" (но, главным же образом, из-за тамошних "возможностей досуга") западной демократии. В их (как "младо"-номенклатурном, так и полудиссидентском) сознании возврат к многоукладности мог сочетаться только лишь с внедрением западной либеральной социальной системы.

А это и был тот самый "ком" нашего "первого блина".

Но и в условиях предпоследнего десятилетия прошлого столетия были возможности продолжить русский социалистический эксперимент. В зависимости от определённого субъективного фактора. Конкретной персоналии Первого Секретаря ЦК КПСС !

М. С. Горбачёв был представителем той части поколения номенклатурщиков-"пятидесятников", которая оформилась (в руководящий слой) под полулиберальными снобистскими лозунгами Московского Фестиваля молодёжи и студентов 1957 г. Не являясь сильным администратором (и ещё менее – идеологом), он (на фоне почти абсолютного "бумажко-читательства" номенклатуры начала посл. четв. ХХ столетия) выглядел одним из наименее косноязыких членов позднебрежневского Политбюро. Это создало Горбачёву определённый имидж и (наряду как с интригами, так и в связи с конкретной раскладкой сил высших партийных кремлёвских группировок) привело его к "генсекству".

Иные обстоятельства сложились бы при приходе к власти в ЦК иного типа руководителя. Если не к.-л. из "сталинских наркомов" (коих тогда уже почти не оставалось в действующей политике), то хотя бы человека, прошедшего военную закалку (Г. В. Романов), или же действительно идеологически (при одновременно сильном администраторском потенциале) грамотного (Е. К. Лигачёв). Но при тогдашнем засилье популиствующих "младо"-номенклатурщиков (от либеральничающих, типа Г. А. Боровика, и до провинциал-авторитаристских, как Б. Н. Ельцин), шансы для прихода к власти одного из преемственно-социалистических руководителей были невелики. Тем более, что в головах последних царило идеологическое приукрашательство и путаница. Вспомним высказывание Ю. В. Андропова о том, что "мы не знаем общества, в котором живём".

Августовский (1991 г.) эпизод с ГКЧП оказался последним "арьегардным боем" традиционалистски-социалистической части номенклатуры перед сдачей ими власти перед своими феодал-капитализирующимися "односословниками". Гекачеписты не сумели (сказалось брежневское "разжижжение" высшей и средней советской партийной, административной и хозяйственной элиты, в целом !) проявить должной жёсткости и, даже, дипломатичности. Ельцина ведь можно было временно нейтрализовать какими-либо "антигорбачёвскими посулами". Члены Комитета этого сделать даже и не попыталось.

Успех ГКЧП в конце лета 1991 г. способствовал бы сохранению за Русью не только её авангардно-социальной планетарной функции, но и немалого числа ранее завоёванных этно-геополитических позиций нашей державы. 20 августа на самостийнических митингах в Киеве собирались считанные десятки манифестантов. Большая часть руховской фракции Киеврады попрятала свои жёлто-блакитные значки. Жители Восточной и Южной Украины массово приветствовали ГКЧП. Задекларировал свою готовность сотрудничать с последним на Кавказе даже такой сепаратист, как З. К. Гамсахурдиа. Русскоязычная Рига к вечеру 21 августа установила полный контроль над всей территорией этого бывшего ганзейского города. Советские войска заняли основные административные и телепередающие пункты Литвы и в снегуровской части тогдашней Молдавии. Все эти успехи аннулировал антигекачепистский ельцинский переворот !

Так что шансы избегнуть "формулы Рылеева" для Руси имели место. Сработал, однако, в судьбе нашей страны (как и у персонажей одноимённой пьесы Дж. Б. Пристли) т. н. "опасный поворот". Среднестатистический "крот истории" нас таки "подкопал". Жаль, конечно, то, что социальное планетарное лидерство перешло к Китаю – к "Поднебесной". А неудача большевистского эксперимента существенно ослабила геополитический потенциал нашей страны !

Кроме того, успех либермор-номенклатурщиков резко обострил зародившиеся ещё в брежневскую эпоху элементы социальной патологии. Особенно такую их "ипостась" как демографический кризис. Последний уже в ноябре 1991 г. трансформировался в депопуляцию. Нынче она намного превысила полпроцента а год.

По оценке выдающегося отечественного публициста В. В. Кожинова за период 1990 – 1998 гг. во взаимных (спровоцированных, в конечном счёте, горбачёвско-ельцинско-гайдаровско-чубайсовским реформантством) криминальных разборках погибло до 70 потенциальных дивизий физически крепкой (в основном) русской мужской молодёжи. Не намного меньшие потери понесла и женская её часть.

У многочисленной (в первую очередь благодаря успеху "Анти-ГКЧП") в России криминально-торговой азербайджанской диаспоры сложился весьма специфичный менталитет удовлетворения “на досуге” своих “естественных физиологических потребностей”. Выходец из Восточного Закавказья (в отличие, например, от грузина) не представляет себе самого процесса изнасилования без последующего убийства своей жертвы. Существеннейшим объектом сексуальных поползновений азербайджанцев являются и дети. Вскоре после массового (особенно после неудачи ГКЧП !) “развёртывания” данной (потеснившей "хрущёвско-мжаванадзевско-брежневскую" картвельскую, а также многократно превзошедшую последнюю численно) восточно-закавказской этно-криминальной структуры резко увеличилось на подконтрольной кремлёвскому правительству территории количество лиц (до нескольких десятков тысяч в год) пропавших без вести. Львиную же долю (да и почти весь сам прирост) числа “канувших в неизвестность” составили молодые женщины, а также дети. Азербайджанский “сексуальный досуг” стоит России ежегодно “полтора-два” десятка тысяч жизней, как правило, себя не отрепродуктировавших. За десятилетие это уже около 200.000 убитых ! Что по сравнению с этим те считанные сотни восточно-закавказских преступников и полукриминальщиков, погибших за тот же период от рук славянской “братвы”, российских органов правопорядка или рядовых граждан ?

Объектом такого азербайджанского “сексуального промысла” чуть было не стала летом 1996 г. невеста одного из российских олимпийских чемпионов в момент возвращения данного триумфатора в Москву. Лишь ценой своего тяжелого ранения спортсмен предотвратил развитие событий для этой девушки по “ликвидационному” для неё сценарию.

Национал-большевистский же (не в лимоновском, а в научном его, в духе известного зампредсовнаркома Н. А. Вознесенского, понимании !) вариант развития пост-"перестроечного" СССР (к которому наверняка вынуждены были бы склониться гекачеписты в случае своего успеха !) предотвратил бы массовую криминализацию значительной части физически крепкой русской молодёжи. Почти все 70 "кожиновских" погибших (в 1990 – 1998 гг.) “дивизий” уцелели бы. Объективная логика развития событий "поверстала" бы многих из них (при содействии национал-большевистского руководства страны) в молодёжные патриотические правоохранительные отряды, в рядах которых (в процессе противоборства с кавказско-среднеазиатскими коррупционно-криминальными кланами) "кожиновцы" понесли бы потери на несколько порядков меньшие (вспомните 1916 год !), чем при взаимоистребительном ельцинско-гайдаровском (увы, реализовавшимся !) варианте нашего социального разыития. Тем более, что опыт успешной борьбы с одной из разновидностей обозначенной этнической преступности имелся. Группа Т. Х. Гдляна (до того, как у многих из её членов произошёл в 1989 г. "демократический заскок") провела весьма умелые и достаточно эффективные антикоррупционные меры. И притом в "геополитическом тылу" данных кланов.

Многообразно глубоки и иные крупномасштабные язвы-патологии на Руси, которые были усугублены поздним этапом “перестройки” и “антигекачепистски”-ельцинским “правлением”. Сейчас под вопросом стоит сама перспектива дальнейшего существования русской (триединой !) нации !

Своеобразно отправлял свою власть над Россией правящий в ней блок "младо"-номенклатурщиков и полукриминальных "новобуров". Основная идея-фикс "птенцов" "гнезда" чубайсовской "прихватизации" состояла в максимальной утилизации доставшихся им за бесценок основных и оборотных фондов. Вырученные же (и не только утилизацией, но и на добыче сырья, кое-где и на производстве, а то и в результате прямой или косвенной кражи) средства всеми правдами и неправдами вложить (вот она – утечка капиталов !) в зарубежные банки, акционерные организации и недвижимость. Затем же и самому такому ельциноиду постепенно перебраться на веси "золотого миллиарда". Т. о., налицо явная "атомизация" правящего (как экономически, так и социально-политически) российского сословия. Это свидетельствует о том, что процесс классообразования в среде полуфеодально-полубуржуазной номенклатуры ещё далеко не завершён.

Но в буржуазной элите "золотого миллиарда" чубайсо-гайдаровским "неофитам" уготовано место лишь среди аутсайдеров. Многие "метры" московских и санкт-петербургских "бомондов избранных", оказываясь со своими (сомнительными для различных Карл дель Понте) считанными миллионами долларов в Северо-Атлантике, через некоторое время начинали испытывать дискомфорт, ощущая себя "глубокими середнячками" в "цивилизованном" мире. А тут ещё юридические органы Запада начали докапываться до полукриминальных корней капиталов ельциноидов. Некоторые из последних к концу 1990-х гг. (поняв, что их личности в странах Северо-Атлантики не ждут) стали всё-таки "делать ставку" на "отечественные реалии", задекларировав своё полугосударственничество.

Грефовско-илларионовский вариант реформантской "рекапитализации" России ничего существенно-перспективного (или хотя бы того, по крайней мере, чего мы минимально достойны) для нашей страны не сулит. Возвращение в своё время 3-х североитальянских "буржуазных коммун" в 16 – 17 вв. к "лону" феодализма не предотвратило усугубления кризиса Венеции, Генуи и Флоренции, а затем и последующего краха данных государственных образований. Любопытен, однако, для нас негативный (и позитивный, одновременно) опыт Древнего Египта. Острейший социальный кризис Шумера в кон. XXI в. до н. э. привёл к исчезновению данного этно-политического образования. Социально-экономические же "провалы" на Нижнем Ниле не доводили до гибели египетский этнос. "Фараонова" цивилизация не пошла по пути (как, например, Микенское общество) реставрации предыдущего (в праэллинском случае — общинно-родового !) строя. Каждый раз Египет "подымался из пыли" и продолжал намеченный своей социальной историей путь.

Русским государствам же, при определённых обстоятельствах, необходимо провести существенную ренационализацию средств производства и транспорта. Вновь утвердить многоукладную народнохозяйственную модель. При жёстком государственном контроле и мобилизационной (наиболее вероятностно-реализуема в этом плане последняя концепция С. Ю. Глазьева !) экономике. А также, естественно, в условиях воссоединения (как минимум) Эрефии, Украины, Белоруссии, Казахстана, Приднестровья и Молдовы.

Comments