Кафа не Ахтияр! (Уместен ли монумент Петру Сагайдачному в Севастополе) [Донецкий кряж. Донецк. -- 2008. №22, С. 2; Русичи. Севастополь. -- 2008, №12, С. 8]

В середине июня с. г. в Городе Русской Морской Славы были установлены 2 памятника. Один – российской императрице Екатерине Великой, а другой – известному кошевому атаману (а впоследствии и гетману) запорожского казачества Петру Конашевичу-Сагайдачному.

В целесообразности обелиска основательнице Севастополя сомнений быть не может ! Екатерина Вторая утроила (благодаря 2 м русско-турецким войнам и 3 м разделам Речи Посполитой) территорию Украины. Более того ! Благодаря «временам Очакова и покоренья Крыма» украинский субэтнос значительно расширил территорию своего расселения. И совершенно несправедливо самые радикальные из «критиканов» императрицы обзывают её «катом Украины». Екатерина Великая провела ряд изменений в социальной структуре нашей страны. Но бескровно ! Самодержица Всероссийская таки усилила феодальную зависимость крестьян Левобережья и Слобожанщины, но ослабила таковую на Правобережье, Волыни и в Подолии. В последних 3 х регионах ею был отменён фольварочный суд. Польские паны указанных территорий лишились права судить (а судили до этого они – вплоть до смертной казни !) своих крепостных.

Так что «плюсов» для Украины в деятельности Екатерины Алексеевны Ангальт-Цербст-Гольштейн-Романовой многократно больше чем «минусов» !

Монумент же Петру Кононовичу Конашевичу-Сагайдачному вызывает большие сомнения. Знаменитый казацкий предводитель не воевал вблизи от Ахтияра (тюркско-греческого посёлка на окраине нынешней территории Севастополя). Сагайдачный в 1606 г. взял Кафу (нынешняя Феодосия !). Но ведь это противоположный (гёзлёво-ахтияро-балаклавскому) берег Крыма. Гораздо ближе к Херсонесскому полуострову действовал другой знаменитый запорожский кошевой атаман – Иван Дмитриевич Сирко (Русский Дьявол – Урус-Шайтан). В 1675 г. он овладел Гёзлёвом (нынешняя Евпатория !), а затем вёл активные боевые действия в районе Бахчисарая. В т. ч. и к югу от столицы Крымского ханства. Т. е. непосредственно возле нынешней городской черты Севастополя.

Так что если и устанавливать в Городе Русской Морской Славы памятник к. л. из украинских героев, то более уместным здесь был бы обелиск в честь Русского Дьявола.

Исторически сложилось так, что более половины жителей Севастополя нынче оказались потомками южно-великороссов. Сагайдачный же прославился (среди прочих своих деяний) геноцидом в 1618 г. именно против южно-великороссов. Во время своего рейда (в поддержку агрессивных устремлений королевича Владислава и его войска) на Москву ! Были разгромлены и сожжены ряд городов и множество сёл Западной Южновеликороссии. Десятки тысяч мирных жителей были истреблены, а сотни тысяч – мигрировали на Среднюю Волгу. Нынешний самарский южновеликоросский этнографический «остров» в северновеликоросском окружении – результат той давней «конашевичской» этнической чистки. Изгнание южно-брянского и южно-камаринского населения из «треугольника» Чернигов – Нежин – Новгород-Северский осуществили различные отряды Речи Посполитой, но «первой скрипкой» означенного геноцида в 1618 г. было 20 тысячное войско Петра Кононовича.

Монумент Конашевичу-Сагайдачному в Севастополе – это тоже самое, что и памятник Меньшикову в Батурине. Хотя рейд Пета Кононовича гораздо кровавее расправы Александра Даниловича над обитателями резиденции И. Мазепы. И совершён был рейд Сагайдачного на 90 лет ранее батуринской расправы.

Прискорбно, что общественность Севастополя и Крыма в своё время не обратили внимание на все аспекты биографии персонажа, памятник которому уже стоит в Городе Русской Морской Славы. И не добилась замены процесса сооружения монумента П. К. Конашевичу-Сагайдачному на изготовление мемориала И. Д. Сирко.

Абакумов Александр Васильевич

Comments