Саммит НАТО : Самопровозглашённые режимы губерний лезут в Альянс

Февральско-мартовские события 1917 года усложнили воспреемственность власти на Руси, но не прервали её национальной государственнической традиции. Николай II отрёкся от престола в пользу великого князя Михаила. Последний же "переадресовал" всю полноту державной власти созываемому к концу того года Учредительному Собранию. Данный конституционный орган в принципе можно было бы считать (при достаточном кворуме !) полным аналогом Земского Собора 1613 г., проведённого в подобной правопреемственной ситуации.

До избрания же Учредительного Собрания распорядительную власть в России приняло на себя Временное правительство. Созданное группой депутатов распущенной ещё царём IV Государственной Думы, данное министерство постепенно становилось своеобразным компромиссом "постдумцев" и Советов весенне-летних созывов. Роль последних в правительстве несколько усилилось в процессе т. н. "реорганизаций" Керенского, но вплоть до конца премьерства Александра Фёдоровича легитимность этого временного органа представлялась достаточно сомнительной.

2-й Съезд Советов в "Октябре 17-го" (как и его детище - ранний ленинский Совнарком) был более легитимен, но непропорциональностью делегирования различных социальных групп данный форум уступал (согласно канонам классической демократии !) созываемому на Новый (1918) год Учредительному Собранию. Роспуском последнего с 1?го же заседания, система Советов как бы "раздвоила" последовательность законной воспреемственности власти в России.

Решения совнаркомовского руководства Российской (Русской) державы (и прямых наследников данной системы) с января 1918 г. законопреемны лишь в текуще-политических моментах. Например, в вопросах разного рода перемирий с Четверным союзом (и с "примкнувшими" к нему в годы II мировой войны т. н. "антикоминтерновцами"), в акте капитуляции Германии 1945 г. и т. п. Фундаментальные же государственные решения (как по территориальному перераспределению нашего отечества, так и в репрезентативности полу-легитимных "магистратур") не вполне действительны (в последовательно традиционалистском ключе) с момента "акции А. Железнякова".

Так что признание совнаркомовцами (и их преемниками) "независимости" Варшавы, Ковно, Риги и Ревеля в 1919 - 1921 гг. нелегитимно. Де-юре самопровозглашённые режимы Эстляндской, Лифляндской, Ковенской и части Виленской губерний, как и Привислинского края, являются территориями, подлежащими совместному владению русских государств (РФ, Украины, Белоруссии и Приднестровья).

Перечисленные 3 балтийских режима и новоиспечённая "Речь Посполитая" для своей полной легитимации должны быть признаны именно Общерусским Учредительным Собранием. А до этого пребывание "страны лехитов" в НАТО незаконно-оккупационно, а вступление в Альянс "остзейских провинций" - ещё одно грубое зарубежное вмешательство в русские внутригосударственные дела.

Мы эти земли в войнах (как участники сначала Антанты, а затем и антигитлеровской коалиции) не проигрывали !

Балтийские "субъекты" спора были в глобальных конфликтах ХХ столетия почти всегда в лагере побеждённых. Польская же общественность оказалась таковой на начальном этапе сего грандиозного катаклизма. А именно в период Первой Мировой войны (миллион польских солдат у "кайзеро-цесарцев" и лишь 500.000 в войсках Антанты).

Спецификой результатов 1-й Мировой войны явилось то обстоятельство, что разделу подверглись не только побеждённые страны, но и один из победителей (членов Антанты) - Россия. Её союзники (ещё даже и при незавершённости борьбы против кайзеровского блока) воспользовались "Второй Русской Смутой", активно поддержав сепаратистские силы внутри бывшей Империи. По окончании же империалистической бойни - Франция, Великобритания, США, Япония, Греция, прочие государства антигерманского блока, способствовали вычленению из геополитического пространства своего бывшего союзника ряда территорий.

Вынужденный наш сепаратный Брестский мир февраля 1918 г. - не показателен. Решающий перелом в 1-й Мировой войне был достигнут (по мнению и У. Черчилля, в т. ч.) 1.5 годами ранее. К осени 1916 г. усилиями, гл. о., Русской Армии Четверному союзу уже был "сломан хребет" в стратегическом противоборстве с Антантой. Последующие революционные потрясения в России лишь растянули агонию кайзеровской Германии и её союзников. Аналогичный Брестскому подписала мирный договор (Бухарестский) с Четверным союзом в мае 1918 г. и Румыния. Осенью того же года оба эти сепаратные соглашения были денонсированы, однако прав победителя была лишена только Россия. Волошские же приобретения, вследствии победоносного завершения антикайзеровским блоком империалистической войны (и вопреки коалиционной непоследовательности Румынии), были наибольшими среди членов Антанты. Бухарест тогда более чем удвоил контролируемую им территорию.

Вершиной предательства официальной Франции (по отношению к своему соратнику по антигерманскому вооружённому противоборству) является позиция последней в 1918 - 1921 гг. по польскому вопросу !

__________________

Никто не спорит о том, что поляки талантливый и замечательный народ ! Однако, свой геополитический "расклад" сия (2-я по численности) славянская нация неоднократно проигрывала. В 1812-13, 1830-31, 1863-64 и 1905 - 1908 гг.

Уместен здесь параллелизм лехитов с провансальцами !

Последние внесли неоценимый вклад в становление Западной Цивилизации (зарождение городских самоуправленческих коммун, поэзия трубадуров и мн. др.). Историческая же судьба провансальцев (в посл. четв. уходящего тысячелетия) обрекла их на ассимиляцию французами.

Таковой же была бы и справедливая геополитическая объективность для поляков !

Степень языкового (да и этнографического !) родства русских с лехитами аналогична французско-провансальской сравнительно-глоттохронологической близости - порядка 2000 лет. "Удаляет", естественно, восточных и северо-западных славян различия их христианских толков - православия и католичества. Последнее же исповедуют как "галло-римляне", так и "лангедокцы". Так что конфессионально Париж и Марсель гораздо приемлемее друг к другу, чем Москва и Варшава. В религиозном аспекте франко-провансальская близость несомненно очевиднее русско-польской.

Однако, противоположными критериями характерен расовый аспект взаимосвязей этих двух этнологических "парочек".

Антропологические различия среднедепигментированных (в основном) французов с провансальцами (тёмными шатенами) гораздо существеннее популяционных взаимоособенностей русских и поляков. Оба крупнейших славянских народа в своих физических обличьях почти идентичны. "Русичи" где-то, в среднем, всего на 0.5 - 1.0 % светловолосее и ясноглазее лехитов. Последние же, кроме того, примерно на 2.5 см. уступают восточным славянам в росте. Биологически, с точки зрения расоведов, как поляки, так и русские входят в состав общей микропопуляции. Такого же, однако, никак нельзя сказать о французах с провансальцами !

Так что, общее соотношение обоих (славянского и романского) тогдашних взаимо-ассимилирующихся "дуэтов" по всем критериям их очевидных близостей весьма адекватно. "Сородичество" провансальцев с французами в 1914 г. было практически точно такое же, как у поляков с русскими накануне Сараевского убийства !

Сепаратизм "лангедокцев" и лехитов в кон. XIX - нач. XX вв. стимулировали разведотделы генштабов Германии и Австро-Венгрии. Отсюда и нобелевские премии тогдашним провансальским и польским литераторам как бы "в пику" официальным Парижу и Санкт-Петербургу. Комитет по присуждению данных наград в годы предшествовавшие 1-й мировой войне был под сильным немецким влиянием.

В "империалистической бойне" польский этнос занял преимущественно про-австро-германскую позицию. В царскую армию, повторяю, было мобилизовано порядка 500.000 лехитов, а в войсках Четверного союза их оказалось свыше миллиона ! В т. ч. и немало добровольцев - прогабсбургские "польские легионы". Лехитская же национальная элита (и интеллигенция) в своём решительном большинстве (во главе с Ю. Пилсудским) оказалась на стороне (или сочувствовала) кайзерско-цисарскому блока.

В перипетиях гражданской войны в России, разнообразных интервенций как агонизирующего Четверного союза (1918 - нач. 1919 гг.), так и Антанты с её союзниками (1918 - 1922 гг.) наше Отечество понесло существенные геополитические потери. Привислинский (до 3-й четв. XIX в. - Царство Польское) край, Великое княжество Финляндское, Эстляндская, Лифляндская, Ковенская, Гродненская, Холмская и Бессарабская губернии, часть Минской и Витебской губерний, Киевского генерал-губернаторства и Кавказского наместничества при активнейшем вмешательстве "антантистов" в течение 1918 - 1921 гг. полностью сепаратизировались. Даже побеждённая в Первой Мировой войне Турция урвала для себя (у победителя !) одну из указанных (Карскую обл.) русских "волостей".

Независимость Польши русскими социалистическими республиками была "признана фактически" лишь Рижским договором 1921 г. До этого имели место со стороны большевистских правительств общего плана декларативные сентенции (в 1918 и 1919 гг.) на тему "свободы польского народа". Традиционалистская же линия российской легитимности отрицает сам факт восстановления "Речи Посполитой", как геополитически абсолютно несправедливый !

Почему получил государственность народ, воевавший (в своём большинстве) на стороне проигравшего блока ? Для сравнения можно предположить аналогичную ситуацию на Родопах зимой 1918 - 19 гг.

Возможно ли представить себе, что после поражения на Салоникском фронте армий Четверного союза, тогдашнему Королевству эллинов не передали бы из состава побеждённой Болгарии Беломорья. Вместо этого, например, создали бы из него, вместе с рядом северогреческих территорий (на базе Эгейской Македонии, славянское население которой, как известно, сочувствовало кобургской Софии) новое государство. Д. Ллойд-Джордж, Ж. Клемансо, В. Вильсон и У. Черчилль посчитали бы такое завершение 1?й Мировой войны на юге Балкан абсолютным "нонсенсом" ! Почему же подобный абсурд оказался применимым к России ?

Антанта обещала нашей стране в случае победы над кайзеровским блоком возвращение Галичины, Сев. Буковины и русинского Закарпатья. Присоеденены к Русскому Государству должны были бы и Познаньщина с австрийской частью Малой Польши, а также Босфор и Дарданеллы. Вместо этого на "пилсудчиковской" (прогабсбургской в своей биографии) основе стала формироваться (на базе, гл. о., западных российских губерний) воссоздаваемая "Жечь Посполита". Оружие германского Восточного фронта было полностью передано самопровозглашённой польской администрации. Пилсудская Варшава оказалось своего рода наследником антиантантовских боевых и материальных средств Четверного союза на Востоке. Это оружие (явившееся, т. о., продуктом немецкого, а отнюдь не польского, экономического могущества) сыграло, в дальнейшем, весьма значительную роль для лехитов в их столкновении как с ЗУНР, так и с советскими республиками.

Решающую же, однако, для восстановления (вопреки всякой геополитической логике) "Речи Посполитой" в 1919 - 1921 гг. сыграла прямая помощь Парижа. И не только материально-техническая !

Десятки тысяч французских ветеранов-добровольцев (в т. ч. и Ш. де Голль) влились в польскую армию в момент противоборства последней с советскими силами, которые красные Москва, Харьков и Минск сумели выделить в западном направлении в перипетиях ещё незавершённой русской гражданской войны и фундаментальной (в ходе последней) разрухи на территории РСФСР, УССР и БССР. Экономика же Привислинского края, Познаньщины, Вост. Поморья и т. н. Западной Галиции, кстати, сохранилась в гораздо более нетронутым (по сравнению с 1913 г.) виде, чем народное хозяйство формировавшегося тогда (в обстоятельствах "Второй Смуты") СССР.

Приобретение Польшей независимости в 1918 - 1921 гг. геополитически незаработанное ! "Жечь Посполита" возродилась вопреки логике противоборства сторон на полях сражений 1-й Мировой войны.

Временное правительство, в силу "дерьмократизма" своей сущности (хотя и не такой оголтело-антинациональной, как у современных новодворских, кохов, юшенковых, швыдких, гайдаров и прошечкиных) кинулось "освобождать" в 1917 г. польский народ. Не обладая легитимностью для вычленения русских провинций, министерство А. Керенского рекомендовало созываемому Учредительному Собранию предоставить независимость Привислинскому краю. Единственное же из заседаний данного форума (в янв. 1918 г.) даже и не приступило к рассмотрению польского вопроса.

Ущербность, ублюдочность, убожество и оскорбительные "претензии на антиславянское превосходство и русофобствующий апартеид" прибалтийских "лимитрофов" общеизвестны.

__________________________

Приём прибалтов (самопровозгласивших "независимость" ряда губерний) на каких либо саммитах НАТО в данный блок незаконен и явится крайней формой агрессивности против русских государств. Более ранее же осуществление "сего намерения" в отношении Варшавского Генерал-Губернаторства - уже совершённое Альянсом против нас преступление.

A. B.

Comments