Осколок наследия Блаженного Августина (к перипетиям судьбы Территории "Сеута и Мелилья") [ Экономическая газета. -- М., 2002. №36, с. 4 ]

Прошедший июль 2002 года обострил (в связи с полумилитаристскими игрищами и разнообразной пропагандистской шумихой вокруг одного "микроскопического" острова на крайнем западе Средиземноморья) проблему испанских территориальных анклавов на магрибинском побережье. Данный инициируемый Марокко конфликт не очень масштабен, но сами по себе сеуто-мелильские геополитические коллизии любопытны.

Коренными обитателями (по крайней мере среди всех ныне существующих групп народов !) Северо-восточной Африки являются берберы. И если бы там существовало хотя бы одно кабильское, рифское, туарегское или какое-либо иное подлинно автохтонное государство, то никаких сомнений в таком случае в отношении требований к Испании "деколонизировать" Сеуту и Мелилью не было бы. Однако, все три "геополитические субеъкта" нынешнего Магриба - арабские. Берберы в этих странах - "младшие партнёры" марокканского, алжирского и тунисского нациотворчеств. Арабы появились на северо-востоке Африки в конце 7 в. и заселили данный субконтинент несколькими довольно таки значительными волнами, постепенно став там доминирующим этносом. Нынче же языки (как и культура) подлинных автохтонов Магриба далеко не государственные.

А появлялись ли в историко-хронологическом промежутке "от берберов и до арабов" иные народы ? И притом достаточно репрезентативные, а не в малом (как иберы, греки, вандалы, аланы) количестве ?

Таковых известно два : Финикияно-пунийцы (в их числе - карфагеняне) и афророманцы. Первые же из них (достаточно плотно населившие 30 - 25 столетий назад средиземноморское побережье и северо-восток будущего Туниса) были, кстати, постепенно ассимилированы "сынами Ромула" в кон. І тыс. до н. э. - самом нач. І тыс. н. э. Берберы сохранились в глубинных, приатлантических и большинстве "предприбрежно-средиземноморских" районов Магриба. На севере же субконтинента складывается в годы Римской Империи особая латиноязычная народность. Из её среды вышли : известный сатирик и мистик Луций Апулей Мадавр, император Луций Септимий Север, один из известнейших христианских "отцов церкви" Аврелий Августин Гиппон (Блаженный Августин). Во 2-й пол. І тыс. н. э. на основе местного варианта "народной латыни" развивается процесс формирования местного романского языка, прерванный последующей арабизацией.

Магрибинские исламско-фундаменталистские режимы 11 - 2-й пол. 13 вв. (Альморавидов, а затем и Альмохадов) почти уничтожили тогдашнюю северовосточноафриканскую христианскую общину. Португальские "десантники" 1415-го года застали в Сеуте лишь жалкие остатки афророманцев. Последние вскоре освоили речь соплеменников (и современников !) Энрико Мореплавателя. В 1580 г. самый северный из портовых городов Страны Рифов перешёл из лиссабонской под мадридскую юрисдикцию. С тех пор "lingva romana ispanica" и доминирует указанном территориальном анклаве. Почти одновременно с Сеутой Эскуриал покорил и Мелилью. Обе разновидности иберийской "народной латыни" лингвистически близки, естественно, к исчезнувшему языку сородичей Блаженного Августина и на этно-культурную преемственность с последними вправе претендовать как Лиссабон, так и Мадрид.

Испания, однако, имеет в этом некоторое преимущество перед Португалией !

Значительное количество афророманцев бежало из Магриба в 1-й пол. ІI тыс. н. э. от исламско-фундаменталистского террора на Пиренейский п-ов. (Ещё задолго до деарабизации Сеуты !) И большинство вынужденных мигрантов-христиан расселилось именно на кастильских землях. Так что наследство "святого Аврелия" по праву принадлежит испанцам не только как одним из ближайших "племянников", но и в определённой степени и "потомков" соотечественников выдающегося гиппонского епископа.

И напрасно официальный Мадрид отдал Страну Рифов (на берегу которой расположены Сеута и Мелилья) в кон. 1950-х гг. Рабату. Каудильо тем самым (в условиях развернувшейся тогда в мире антиколониалистской истерии) решил таким образом наградить марокканцев за их весьма существенную поддержку фалангистов в Гражданской войне 1936 - 1939 гг. Тем паче, что сам Франсиско Франко Баамонте на руб. 1-й и 2-й четв. минувшего столетия был одним из главных душителей тогдашнего Рифского восстания против испанцев, французов и (частично !) арабов. Мадриду позже, в период "всемирной деколонизации", следовало бы предоставить соплеменникам Абд-аль-Керима государственную независимость, но перевес тогда получила сделка между правящими кругами обеих монархий. Вот Рифская республика (если бы её идея была бы воплощена в жизнь !) и могла бы быть субъектом вполне законных притязаний автохтонов на оба нынешних испанских анклава. Но отнюдь (что сейчас имеет место) не Арабо-Марокканский султанат !

Тем более, что речь идёт далеко не обо всём "августиновом наследии".

Магрибинские арабы также имеют в своём этногенофонде как берберский, так и пост-афророманский компоненты, но им уже и так принадлежит почти весь субконтинет. Мадрид вправе (в условиях отсутствия каких-либо перспектив для берберских государственностей) утвердить Территорию "Сеута и Мелилья" как свою законную минимальную (и даже очень !) геополитическую долю наследства позднеантично-раннесредневековой Афро-Романии.

A. B.

Comments