Кошмар Казахстана? Не только правовой, но и геополитический ! (Отклик на публикацию - в развитие темы). [Юго-западная Сибирь. Кайсакская? Или издревле русская? // Время. - Омск, 2000. №18-19, с. 9] -- Архив

Важный аспект проблемы "Русь и Евразия" был затронут Аналитическим центром "День" в 5-м номере ("Кошмар Казахстана", с. 1) газеты "Завтра" за 2000 г. Указанная статья убедительно иллюстрирует вялотекущую (инициируемую, гл. о., национал-бюрократией) этническую чистку североевропеоидного населения степной части Западной Сибири. Данный геноцид осуществляется как методами администрирования, так и экономическами "рычагами". Ревнители интересов якобы "коренного" в Казахстане этноса мотивируют "суровость" официальной Астаны к "пришельцам" кажущейся им "колонизаторской" сущностью восточного славянства в макро-регионе. С кон. 1980-х гг. в нек. органах печати затронута тема большей автохтонности в южной части долины реки Урал или восточно-кыпчакского, либо "поздне"-русского населения. Несомненно более давнее обитание (с кон. 15 в.) яицких казаков (ранее находившиеся там ногайцы - всё таки не казахи!) в регионе. От алмаатинской же "титульной" интеллигенции прозвучала в ответ претензия на всё половецко-кыпчакское этно-культурное и геополитическое "жизненное пространство". К последнему же данные апологеты "расказачивания" причисляют и (что само по себе достаточно дискуссионно!) мангыто-ногайское наследие. Не является ли, однако, сам по себе тезис о 500-летнем поселении "станичников" в ряде районов современного Казахстана хоть и важным, но (в конечном счёте) второстепенным аспектом взаимоотношений 2-х популяций. Казачество действительно появились там раньше представителей "титульной" нации данного макро-региона. Главная же проблема сложившейся сейчас геополитической несправедливости не только (и не столько!) в этом! По сути дела казачье-казахские коллизии - лишь часть (и притом достаточно поздняя!) всей проблемы взаимоотношений восточных славян и кимако-кыпчаков или, ещё шире, индоевропейского и гунно-тюркского этнических массивов. Если же "копнуть" исторические и археологические глубины вопроса, то автохтонами Юго-Западной Сибири окажется отнюдь не "титульная" нация нынешней Астанийско-Алма-Атинской Державы. Прародиной гунно-тюркской семьи народов, как известно, являются (по мнению большинства специалистов) Центральная Монголия, Тува и Бурятия 1. Казахстан же до І тыс. н. э. населяли позднеарийские (т. е. не ушедшие в Среднюю, Переднюю и Южную Азию потомки древнейших индо-иранцев) скифо-сако-сарматские племена 2. Многие из них сыграли огромную роль в склаывании Руси 3, не меньшую чем славяне. Гунно-тюрки пришли на древние сакские земли через Джунгарские Ворота лишь менее 2000 лет назад. Одной из ветвей пришельцев и являлись кимако-кыпчаки (чумугунь - китайских источников, половцы - древнерусских) 4 - прямые этно-лингвистические предки казахов. Важно отметить, что современный антропологический тип этого народа включает в себя определённый существенный европеоидный компонент. Не связан ли данный расовый элемент современных потомков половцев с сако-сарматским (действительно коренным!) автохтонным населением Казахстана? Естественно, что какую-то небольшую роль светло-шатенные аборигены макро-региона и сыграли в формировании тюрок кыпчакской группы, но основной компонент европеоидной части своего генофонда гуннские предки кимако-"казахов" получили ещё на своей прародине - в Монголии и Туве, а затем и в процессе своего расселения (3 - 2 вв. до н. э.) по восточному и северному Синьцзяну 5. Здесь гунны существенно перемешались с местными североевропеоидами : жунами (прамадьярской, повидимому, общностью) и дисцами (вероятно - тохарами "лингвистическими"). Там же предки тюрок ассимилировали и часть тёмно-шатенных "понтийцев" юэчжей - представителей одного из "полусакских" племенных объединений стыка Южного Семиречья, Синьцзяна, Средней и Центральной Азии. Так что смешанная т. н. "южносибирская" раса (характерная современным казахам, киргизам, ногайцам и ряду других народов и этнографических групп СНГ, Монголии и Сев. Китая) сформировалась, в основном, за пределами Казахстана и проникла сюда из-вне. И это неудивительно! У кочевых (и полукочевых) скотоводов (а таковыми были и скифо-саки и гунно-тюрки) физическая ассимиляция аборигенов (в процессе освоения их территории пришельцами) гораздо ниже, чем при переселениях земледельческих народов. Выше процент вытесняемых автохтонов. "Обратный пример" тому - наше казачество. В процессе отвоевания им части древних индоевропейских степных территорий (а в то время, 15 - 18 вв., казаки были ещё полукочевниками) довольно таки незначительный ордынско-кыпчакский компонент вошёл в его состав. Об этом свидетельствует нынешний вполне "светло-шатенный" антропологический внешний облик "станичников". Кроме того, кыпчако-"казахи" - не первая гунно-тюркская волна в Казахстане. Сако-сарматов (пост-ариев) в 1-й пол. І тыс. н. э. вытесняют гунно-протоболгары. Этих, в свою очередь, "сдвигают" огузо-печенеги. Последних же в 11 - 12 вв. теснят кимако-кыпчаки. Здесь ещё не затронуты менее массовые или локальные миграции (карлукская, киданьская, калмыкская и ряд др.). Не очень этно-"насыщенным" (как ни парадоксально) оказался для Казахстана (называемого тогда Деште-Кыпчаком, вместе с некоторыми из соседних территорий) самый мощный из центральноазиатских военно-политических "выбросов" - чингисхановский 13-го столетия. Несколько переселившихся в макро-регион монгольских племён (найманы, кереиты, меркиты, кунграты, мангыты, часть татар и нек. иные) не сумели ассимилировать местное кыпчакское и кыпчакизированное население. Приведённые Чингисханом, Джучи и Батыем из-за Тарбагатая нетюркские иммигранты растворились в кимако-половецкой среде, передав последней (частично) свои родоплеменные названия и немного лексики. Так что первоначальный скифо-сарматский биологический генофонд был преимущественно "смыт" последовательностью целого цикла гунно-тюркских, а затем и тюрко-монгольских переселений. Корни северомонголоидного компонента казахов следует искать в Центральной Монголии и в Туве, а относительно светлоглазого и шатенного европеоидного - в Джунгарии и в Ганьсу (среди жунов-прамадьяров и дисцев-"тохаров" данных регионов І тыс. до н. э.). Пост-арийские же эмигранты из будущего Деште-Кыпчака сыграли огромную роль в Восточной Европе. Сюда с территории Казахстана последовательно (3100 - 1600 лет назад) отправлялись : носители хвалынской археологической к-ры (12 - 8 вв. до н. э.), затем т. н. "царские" скифы и сколото-катиары (на 7 столетий ранее времени жизнедеятельности основателя христианства). В дальнейшем же из-за Волги последовательно перемещались савроматы, "царские" сарматы, языги, роксоланы, аорсы, сираки, сполы, росии, аланы и аланорсы. Сакский компонент по археологическим, этнографическим и лингвистическим данным сыграл колоссальную роль в формировании восточных славян и значительной части восточных финнов. Мощный скифо-сарматский (северо-восточноиранский) словарный фонд обнаружен в белорусском, украинском и русском языках лингвистами, начиная с А. И. Соболевского. В восточнославянской лексике на сегодняшний день присутствуют тысячи терминов сакского происхождения : топор, собака, хорошо, год, огонь, смерд, степь, дом, слово, дело, вина, могила, жрец, чара, вопить, вещать, жевать, хранить и мн. др. Существенен восточноиранский слой и среди наименований водоёмов (гидронимов) Восточной Европы и Зап. Сибири. Среди них - Днепр, Днестр, Дон, оба Буга, Хорол, Рось, Сула, Артополот, Обь, Яик, Кубань, озёра Саки и Донузлав, обе Самары, Сура и пр. Скифо-сарматского "корня" ряд раннесредневековых славянских племенных названий : анты, северяне, поляне, хорваты, бужане, сербы и ряд иных. В данный перечень входит и сама РУСЬ. Большинство серъёзных специалистов в последние годы всё более склоняется к северо-восточноиранской гипотезе (в противовес норманнской, тюркской, балтской, кельтской, славянской, готской и ряду других) происхождения нашего основного этнонима. Одни исследователи данное родо-племенное наименование возводят к роксоланам, иные же - к аорсам-росиям (замеченных, кстати, одним из "отцов церкви" IV в. н. э., Ефремом Сирином, в Восточном Предкавказье - на Тереке и Сунже). Оба эти мощные сарматские племенные потока сформировались более 2100 лет назад где-то в нижневолжско-яицко-эмбинско-североприаральском регионе 6. Антропологический облик жителей дотюркского Казахстана (именуемого в древнейших индо-иранских текстах Арьянам Вайшья 7 - Арийский Простор) аналогичен, в целом, палеоевропеоидным расовым типам тогдашних Северной и Восточной Европы. С небольшими, естественно, местными особенностями. Данная ветвь североевропеоидной расы у археологов получила условное название - андроновский ("степной евразийский" у палеоантропологов) тип 8. Его представители, впрочем, весьма характерны и для Древней Руси 9. Более того, в нашей "народной эстетике" данный прямоносый и относительно светлопигментированный персонаж - считается классическим русским. Он же аналогичен образу песенного "ухаря-купца" или герою пьесы А. Н. Островского "Снегурочка" - Мизгирю. Полную же антропологическую и эстетическую подноготную образу "гостя" из выдающейся феерии-сказки и фольклорным типам мы видим в шедеврах греко-скифского портретно-бытового искусства 5 - 4 вв. до н. э. (Солоха, Чертомлык, Гайманова могила и др.) 10. Русоволосые персонажи этих сцен не только по пигментации, но и по физиономическим характеристикам находят полное соответствие как среди современных великороссов, украинцев и белоруссов (а также среди мордвы и удмуртов), так и у (по палеоантропологическим реконструкциям) древнерусского населения 11. "Андроновский" тип (сформировавшийся в древнейшем Казахстане - Арьянам Вайшье) не единственный из светловолосых среди восточных славян, но историко-эстетически так сложилось, что именно степной евразийский считается "классически-русским" обликом. Весьма значителен скифо-сакский вклад в религиозные верования восточного славянства и, соответственно, в древнерусский языческий пантеон. Такие божества как Сварог (Сварга), Огонь Сварожич (Агни), Вий, Карна и др. - явно древне-индоиранского происхождения. Тот же "этнос" преобладает и в Верховном Пантеоне богов князя Владимира Святославича. Даже академик Б. А. Рыбаков, излишне осторожный к признанию влияния сако-сарматского наследия на Киевкую Русь, и тот признаёт 4-х из этой "шестёрки" иранцами : Хорса, Даждьбога, Стрибога и Симаргла 12. Несомненна культурно-хозяйственная и бытовая преемственность русских с миром поздних ариев. Восточные славяне - одна из немногих земледельческих групп Средневековой Европы осуществлявших пахотные работы на конной тяге 13. Это же было свойственно и оседлой части северо-восточных иранцев ("скифам-пахарям", алазонам, каллипидам, "скифам-земледельцам", гелоно-будинам, буртасам, "осевшим на землю" аланам, саяно-алтайским динлинам). Большинство остальных индоевропейцев применяло воловью тягу на пашне. Значительны (а в ряде случае и эпохальны) хозяйственные и технические достижения ариев (как ранних, т. е. до переселения части индо-иранцев на юг, так и поздних). Сюда можно отнести приручение лошади, изобретение колеса, упряжной конский транспорт, боевые колесницы, зарождение всадничества, появление кочевого отгонного скотоводства как нового тогда (кон. ІІ - нач. І тыс. до н. э.) хозяйственного уклада. Первый среди автохтонов умеренной климатической зоны Евразии протогород (назвнный современными археологами "Аркаимом") основан одной из групп ариев на Южном Урале (17 в. до н. э.). Это произошло, кстати, как раз накануне цикла самых массовых переселений древнейших индо-иранцев (3550 - 3100 лет назад). Эта "макро-волна" миграций (в отличие от последующей - скифо-сако-сарматской, 12 в. до н. э. - 3 в. н. э.) имела, как известно, южное и восточное направления. Как ни у какого другого из "лесных" народов у восточных славян опоэтизирована в фольклоре степь. Значительные элементы прикладного исскуства, одежды, народной архитектуры, песенно-хореографического творчества, обрядовых действий и пр. связаны с сарматами, скифами, племенам срубной и андроновской (в Казахстане!) археологических культур. Восходящий к сакам Сибири "звериный" и полихромный стили в древнерусском декоре преобладают (в целом) над праславянским "птичьим" 14. Самая значительная этно-культурная и антропологическая преемственность к сако-сарматам среди восточных финнов наблюдается у мордвы-арису - эрзи. В языке последних даже Волга именуется по скифски - Ра. Наиболее "аризированные" славянские группы - южно-великороссы и украинцы-"схидняки". В "общесоциальном" же плане среди русских наиболее близко древнему "скифо-сибирскому миру" - казачество. Данная общность - не только культурные и антропологические (как остальные восточные славяне), но в значительной степени и хозяйственно-бытовые наследники поздних степных ариев. "Станичники" во многом реконструировали скифо-сарматский полукочевой уклад. Для Казахстана восточные славяне не "мигранты", а репатрианты, вернувшиеся (через 1600 - 3100 лет) на родину своих предков. И этот факт не зависит от того, что сознаёт ли данное обстоятельство нынешнее русское население Деште-Кыпчака (Арьянам-Вайшьи) или нет. Современные восточные славяне Казахстана аналогичны (во многом) нынешним израильтянам-сабра : детям, внукам и правнукам приехавших в Палестину (в 1-й пол. 20 в.) германизированных в Европе (разговаривавших на языке идиш) евреев-ашкенази. Русские же нынешнего Деште-Кыпчака - потомки репатриировавшихся с конца 15-го и по 20-е столетия на свою древнюю прародину (Арьянам Вайшью) славянизированных в Восточной Европе скифо-саков. А как же быть с правом победителя? Одолели ли гунно-тюрки пост-ариев? Нет! Российская империя (естественный преемник и наследник племенных союзов Арийского Простора) восстановила статус-кво. В. А. Перовский в сер. 19 в. завершил отвоевание сако-сарматских земель, населённых тогда казахами. Неудачным оказалась и восстание последних в 1916 г. Вооружённое выступление казахов подавили казаки-запасники. Основные военные силы России были тогда заняты на фронтах 1-й мировой войны. Нынешняя же казахская государственность - исключительно результат советского геополитического эксперимента. Потомки кыпчаков сначала получили автономию, а затем (в 1936 г.) и суверенитет. В казахстанское новообразование вошла значительная часть "реколонизированных" русскими территорий. Славянам и славянизированным швабам (составлявших вместе ещё 10 лет назад более половины населения республики) порой удавалась осваивать лидирующие позиции в алма-атинской государственности, но "окриками" из союзного центра стимулировалась нарочитая псевдо-"коренизация". Последней такой (притом грубейшей и, повидимому, тяжелейшей по своим последствиям для русских Юго-Запада Сибири) ошибкой руководства СССР (в данном случае горбачёвского) явилось отстранение от "персекства" в Казахстане Геннадия Колбина в 1989 г. И это при том обстоятельстве, что большая часть номенклатуры республики тогда ещё была славянской. Последняя не сообразила (хотя и сумела, если бы захотела!) противостоять т. н. "коренизации". И самой же ей (русскоязычной части номенклатуры) за этот промах и пришлось расплачиваться. В 1-й пол. 90-х гг. уходящего столетия алмаатинскими нациократами была развёрнута масштабная "антикоррупционная" кампания. За реальные же и (большей частью) мнимые отклонения от закона "вычищена" была большая часть русско-украинского и немецкого административно-управленческого и хозяйственного аппарата в Казахстане. У "коренной" части бюрократии "в упор" не замечалось правонарушений и на порядок большей степени тяжести! В последующем же, правда, с нарастанием жузово-клановых противоречий в среде самих нациократов, "полетели головы" и в среде "титульной" управленческой олигархии. Сегодняшнее астанийское правительство могло бы развивать (а к этому побуждает не только геополитическая справедливость, но и кричащие потребности дальнейшеей социально-экономической эволюции страны) бинациональный критерий созидания своей державности по аналогии с Канадой (франко-английский дуализм), Кабардино-Балкарией или Карачаево-Черкессией. Опытные и квалифицированные (местного славянского и немецкого происхождения) администраторы и хозяйственники (типа Олега Сосковца), немало которых сейчас (с большим или меньшим успехом) подвизается в Эрефии, могли бы вернуться (при условии подлинного равноправия потомков как гуннов, так и саков) на родину. Они способны внести решающий вклад в разрешение сегодняшних тяжелейших хозяйственных и общественных противоречий Юго-Западной Сибири. Государство с новой столицей в Астане могло бы принять аналогичное (перечисленным выше северо-кавказским образованиям) двойное наименование - Казахстан-Ариана.

1. Гумилёв Л. Н. Хунну. - СПб., 1993, с. 20 - 39.

2. Левашова В. П., Степанов Н. Н. Сибирь. Исторический очерк. // БСЭ. 2-е изд. Т. 38. - М., 1955, с. 653.

3. Абакумов О. В. Вiдгалуження антського дiалекту // Ономастика України I тис. н. е. - К., 1992, с. 18 - 26.

4. Гумилёв Л. Н. Древние тюрки. - М., 1993, с. 14, 214, 266.

5. Гумилёв Л. Н. Хунну..., с. 15 - 18, 35 - 37.

6. Ильинская В. А. Киммерийцы, скифы, сарматы // История Украинской ССР. Т. 1. - К., 1981, с. 188 - 201.

7. Брагинский И. С. Арйана Вэджа // Мифы народов мира. Т. 1. - М., 1991, с. 104.

8. Бунак В. В. Вопросы расогенеза // Происхождение и этническая история русского народа. - М., 1965, с. 184.

9. Мавродин В. В. Древняя Русь. - Л., 1946, с. 35.

10. Мозолевський Б. М. Скіфський степ. - К., 1983, с. 54 - 55, 90 - 91, 127, 174 - 181.

11. Седов В. В. Славяне Среднего Поднепровья (по данним палеоантропо-логии) // Советская этнография [СЭ]. - M., 1974, N 4, с. 16 - 31.

12. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. - М., 1987, с. 438 - 454.

13. Повесть временных лет [ПВЛ]. - Петрозаводск, 1991, с. 164 - 65.

14. Асеєв Ю. С. Джерела. Мистецтво Київської Русі. - К., 1980, с. 30 - 38.

А. В. -- 27.03.2000

Comments